IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

5 страниц V « < 3 4 5  
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> История
vavaster
сообщение 14 Июн 2018, 9:51
Сообщение #81


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Как крестьяне на Руси детей воспитывали

На протяжении веков крестьянская семья являлась хранительницей русских народных традиций. Верной себе оставалась она и в вопросах воспитания.

Русская крестьянская семья – уникальный «организм», где детей воспитывали без посторонней помощи, опираясь на неписаный свод законов – простых и удивительно мудрых. Так и шел этот процесс из века в век и из села в село, разве что с небольшими расхождениями.

Детство
В типичной крестьянской семье детей рождалось много, но, к сожалению, многие из них умирали от болезней в первые годы жизни. И хотя для бедных семей очередной ребенок означал появление «лишнего рта», а для зажиточных – потенциального помощника в трудах, родители с одинаковым смирением воспринимали и рождение, и смерть младенцев. Это не значит, что детей не любили – матери, безусловно, испытывали к своим чадам самые нежные чувства, но жестокие жизненные реалии заставляли людей обрастать психологической броней.

Новорожденного клали в зыбку – плетеную люльку, подвешенную к потолку, где он и спал, пока не вставал на ножки. Уход за ним был минимальным: во-первых, потому что мать практически всегда была занята работой, а во-вторых, потому что ее представления об уходе за младенцем были своеобразными.

Доктор медицины Г. Попов в книге «Русская народно-бытовая медицина» описывал их так:

«Крестьянки считают, что ребенка достаточно перевернуть в сутки раза два-три, чтобы он не промок. С этой целью под младенца подкладывают кучу тряпок».

Научившись ходить, карапуз передвигался по избе, преимущественно в одной короткой рубашонке, занимая себя разными подручными предметами. Присматривать за ним могли бабушка с дедушкой или кто-то из старших детей. В холодное время года малыш обычно находился в помещении, так как с зимней одеждой для малышей в то время было туговато, а в теплое – выходил на улицу, где бегал по земле босиком опять-таки под присмотром юных нянек, которым могло быть около четырех-пяти лет.

Основу детского питания составляло материнское молоко. Если же молока у матери не было, малышу находили кормилицу или поили его козьим, в качестве бутылочки используя рог с надетым на него соском коровьего вымени. Вместо соски у крестьянского ребенка была «жевка» – тряпица с завернутым в нее жеваным мякишем хлеба. Примерно в полгода кроха получал прикорм в виде молочной гречневой каши, а в год пробовал похлебку.

В три года малыш уже ел то же, что и старшие члены его семьи, спал вместе с другими детьми на полатях и вел вполне самостоятельную жизнь. С раннего утра до поздней ночи он мог играть на улице, будучи предоставленным самому себе. Подрастая, девочки играли в тряпичные или соломенные куклы, которые сами себе и изготовляли, а мальчики – в мяч или в «лошадку», в роли которой выступала обычная палка. По мере взросления у разнополых детей становилось все меньше общих занятий, игры четко подразделялись на «мальчишечьи» и «девчоночьи».

Отрочество
В свой седьмой день рождения ребенок становился отроком или отроковицей. В честь этого события ему выдавались первые в жизни порты (штаны) или длинная девичья рубаха. Детей активно привлекали к труду – разумеется, с учетом возрастных особенностей: работу давали по силам, постепенно увеличивая нагрузку, а в свободное время позволяли гулять.

Поручения раздавали без лишних церемоний – в приказном тоне, но перечить в ответ никому из отроков в голову не приходило. Авторитет отца был непререкаем и подчеркнуто поддерживался матерью.

С десяти лет мальчики под наблюдением взрослых уже боронили поле, с двенадцати – пахали, а в четырнадцать – наравне с отцами участвовали в любых полевых работах. В том, чтобы запрячь лошадь или выпасти скот, они также не видели ничего сверхъестественного. Девочек лет с одиннадцати сажали за прялку, с тринадцати – обучали шитью и вышиванию, в четырнадцать поручали вымачивать холсты. Одновременно с этим юные хозяйки учились доить коров, печь хлеб и делать все, что было необходимо в крестьянском быту.

Кроме трудового воспитания, отроки и отроковицы впитывали в себя и понятия о крестьянской морали. Детей учили почтению к родителям и старшим, милосердию к нищим и убогим, благоговению перед трудом добытым хлебом, преподавали им основы веры, внушали понятие греха. Правда, в большинстве семей религиозное воспитание детей ограничивалось знакомством с обрядовой стороной православия с вкраплениями языческих поверий.

Юность
В юношах и девушках поощрялись целомудрие и стыд, которые наряду с честью и совестью признавались важнейшими категориями нравственности. По этой причине половым воспитанием подростков не занимались, вести с ними разговоры на подобные темы было не принято. Кстати, дети, выросшие рядом с домашними животными, о физиологии отношений между полами имели весьма четкие представления.

Между стыдливостью и ее отсутствием существовала очень тонкая и заметная лишь самим крестьянам грань. Так, многие родители не препятствовали посещению молодыми людьми так называемых вечерних «посиделок», где юноши и девушки не только присматривались друг к другу, но и образовывали пары, для которых поцелуи, объятия и сидение на коленях друг у друга были обычным делом. Более близкие отношения до брака осуждались строжайшим образом, но благоразумные девицы и парни и сами в них не были заинтересованы, так как боялись Божьего гнева и общественного мнения. Если девица меняла кавалеров чаще, чем раз в сезон, или сама проявляла инициативу в отношениях, это также подвергалось осуждению.

Девушки, имеющие безупречную репутацию, пользовались в селе большим уважением – они занимали почетные места на посиделках, их первыми выбирали в хоровод и в невесты присматривали в первую очередь. Конечно, если они обладали и другими необходимыми для замужества качествами: послушанием, трудолюбием, уважительным отношением к людям, а также физической выносливостью.

Браки в крестьянской среде были ранними. В XVIII веке вполне подходящим для семейной жизни считался возраст 14-15 лет. С середины XIX века в законный брак могли вступать юноши с 18 лет, а девушки – с 16 лет. Крестьянских девиц зачастую отдавали замуж без их согласия, да и мнением юных женихов тоже не всегда интересовались. Зато дети придавали родительскому благословению огромное значение.

Образование
Вплоть до XVIII века у крестьян практически не было шансов на образование. Даже в период правления Петра I, когда повсюду открывались новые школы, крестьянским детям вход в них был закрыт. Лишь некоторым из ребятишек удавалось попасть в так называемые архиерейские школы, которые устраивались под надзором архиереев при их домах.

Ситуация стала меняться после издания в 1804 году указа «Об учебных заведениях», согласно которому все школы объявлялись бессословными, доступными и бесплатными (хотя детей крепостных в них, по-прежнему, не принимали). Широкое распространение получили церковно-приходские школы. По инициативе самих селян стали появляться и «школы грамотности», которые могли быть организованы прямо в какой-нибудь крестьянской избе при помощи учителя из «захожих грамотеев».

Свою лепту в повышение народной грамотности вносили и многие помещики. Например, граф Л.Н. Толстой способствовал открытию больше 20 школ в окрестностях Ясной Поляны, а в одной из них преподавал лично.

«Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу... худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей... Я хочу образования для народа для того, чтобы спасти там Пушкиных, Остроградских, Ломо­носовых... И они кишат в каждой школе!» – писал он в одном из писем.

После Октябрьской революции всевозможные школы, училища и гимназии были преобразованы в единую трудовую школу. Тогда же образ жизни крестьян стал утрачивать свою самобытность.




Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 17 Июн 2018, 16:21
Сообщение #82


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я



Выиграл ли СССР войну в Афганистане?

25 декабря 1979 года в три часа дня границу Афганистана перешли советские войска… Афган — это 500 тысяч наших солдат, прошедших через бои, 49985 из которых получили ранения, 6669 остались инвалидами, 13833 воина погибли в боях, 312 бойцов пропали без вести, 18 были интернированы в другие страны мира… Таков итог «интернациональной помощи».

В технике потери (включая и небоевые) составили 147 танков, 1314 бронемашин (БТР, БМП, БМД, БРДМ), 510 инженерных машин, 11 369 грузовиков и бензовозов, 433 артсистемы, 118 самолетов, 333 вертолета. Таков итог оказания «братской интернациональной помощи» соседней стране в человеческом исчислении. Необъявленная война, которая длилась девять лет, один месяц и 19 дней, по сей день остается и неизвестной войной. Помнится, во времена СССР правда о той горной войне тщательно скрывалась, даже когда наступила эпоха горбачевской «гласности».

Однозначной оценки той войны, как ни крути, все-таки нет. А вот споры вокруг нее не теряют актуальности до сих пор. На афганскую войну можно смотреть с разных точек зрения: политической, военной, нравственной. Во всех этих сферах она оставила свой след, и этот след до сих пор не может полностью уйти в прошлое. В «новорусские» времена стало модным ругать ту войну, как и ругать вообще все, что было связано с Советским Союзом. Почему-то стало звучать, что наша страна афганскую кампанию бесславно проиграла, как США — кампанию во Вьетнаме.

Решение о вводе Ограниченного Контингента Советских Войск (ОКСВ) в Афганистан было принято 12 декабря 1979 года на заседании политбюро ЦК КПСС. Против был один лишь член политбюро — Алексей Косыгин. Войска ввели не просто так, а лишь после 21-й просьбы правительства Афганистана.

Изначально в Афганистан были введены три дивизии, бригада, два отдельных полка и несколько частей и авиаподразделений 40-й армии. Вскоре в течение нескольких месяцев к ним присоединилась одна дивизия и еще два полка. Таким образом, численность контингента равнялась 81 тысяче человек, из которых 61 тысяча приходилась на боевые части.

К 1985 году, году «максимального» присутствия Советской Армии в Афганистане, состав ОКСВ был доведен до четырех дивизий, пяти бригад, четырех отдельных полков, шести отдельных батальонов, четырех4 авиаполков и трех вертолётных полков. Вместе с тыловыми, медицинскими, ремонтными, строительными и другими частями это составило порядка 108 тысяч человек (73 тысячи в боевых частях).

Как гласят многочисленные первоисточники, решение о вводе войск было обусловлено необходимостью обеспечить безопасность самого СССР, а также сохранить политическое лидерство в мире, которое бы не могло продолжаться в случае падения дружественного режима. Так ли это? По-видимому, так. Во всяком случае, как говорят историки, если бы мы не ввели туда свои войска, то их ввели бы американцы.

Вообще, много общего можно найти между войной, которую вели США во Вьетнаме, и той, которую вел СССР в Афганистане. Но есть и разница. Сравним: во Вьетнаме США за восемь лет потеряли убитыми 58 тысяч человек, из них 47 тысяч — боевые потери. Потери в авиации составили 3339 самолётов (включая 30 стратегических бомбардировщиков Б-52 «Стратофортресс»), причем сюда не входили потери самолётов армейской авиации. Потери вертолетов достигли 4892 машин.

В завершение этого погрома США, в отличие от СССР, не смогли даже нормально вывести войска: все закончилось повальной эвакуацией, организованной столь плохо, что даже во время нее были многочисленные потери вертолетной техники. К примеру, часть вертолетов была просто выброшена в море, чтобы освободить место на авианосце, на который производилась эвакуация. Таким образом, очевидно, что афганская война 1979-1989-х годов не идёт ни в какое сравнение с вьетнамской…

Ситуацию комментирует кандидат исторических наук, полковник в отставке, участник боевых действий в Афганистане Николай Кузьмич Фарятин:

«Чтобы сейчас ни говорили об Афгане, можно считать, что Советский Союз ту войну все-таки выиграл. То есть добился всех целей, которые ставились. СССР удалось оставить за собой более-менее жизнеспособный Афганистан. Несмотря на помощь США афганской вооруженной оппозиции, правительство Наджибуллы сумело продержаться до 1992 года, пережив таким образом сам Советский Союз. Это наглядно показывает, что задачи, стоявшие перед ОКСВ, большей частью были выполнены.

Однако, частично справившись с внешнеполитическими проблемами, СССР не смог справиться с проблемами внутриполитическими. После развала Союза руководство страны взяло курс на громкую критику советского прошлого, в связи с чем часто и намеренно игнорировались по сути очевидные вещи.

К таким вещам принадлежит и результат войны в Афганистане, который можно вполне охарактеризовать как положительный с геополитической точки зрения. То, что этот успех не был использован и закреплен советским руководством, ни в коем случае не означает, что самого этого успеха не было.

И еще. Сейчас ввод ОКСВ часто называют «агрессией», «интервенцией», «оккупацией». Форма пребывания наших войск в Афганистане не позволяет говорить об оккупации: ведь там не производилась эксплуатация природных ресурсов или экономики страны. Если учесть объемы гуманитарной помощи и затраты на ее доставку, можно скорей заключить, что Афганистан прямо-таки эксплуатировал экономику СССР. Кстати, за 10 лет войскам оппозиции так и не удалось провести ни одной крупномасштабной операции и не удалось захватить ни одного крупного города. Так что можно смело считать, что СССР ту войну выиграл!

В общем, не будем поминать недобрым словом и ту войну, и ее участников. До сих пор в России действуют многочисленные организации воинов-афганцев, они гордятся своими медалями, полученными в те годы, содействуют патриотическому воспитанию молодежи. Мы бережем свою память о тех событиях…».

Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 18 Июн 2018, 18:52
Сообщение #83


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Про СССР тем, кто родился после

Точку зрения молодежи на СССР я выслушала, теперь мне значительно проще ответить на тот вопрос, с которого все и началось: «А чем тогда было лучше?»

Молодежь, если хочет понять мир, в который она пришла, должна обязательно укладывать получаемые знания в систему, знать факты и явления в их взаимосвязи, видеть обе стороны медали, уметь адекватно осознавать свое место и свои интересы в той или иной системе общества. Поэтому, я очень прошу постараться понять Советский проект как СИСТЕМУ.

Человеческое общество всегда было устроено таким образом, что элита имела заведомое преимущество над народом в виде особых прав и особой собственности, которые позволяли автоматически перекачивать средства, заработанные народом в карман элиты. При этом были представители элиты, которые обращали этот халявный капитал на пользу общества, развивая хозяйство, науку, транспорт и прочее, но ничто не мешало остальным вести жить рантье, просто прожирая доставшееся без труда народное богатство. Ничто также не мешало пользоваться частной собственностью прямо во вред обществу, например, перекрытием доступа к берегу реки или в лес на правах собственника земли, фальсификацией продуктов питания, взвинчиванием цен на продукты во время голода, скупкой патентов на изобретения и т.п. Ничто не мешало капиталисту дурить, строя никому не нужные фабрики, отели, магазины и прочая, а затем разоряясь. Все это описано марксистами в понятиях частная собственность, капитал, эксплуатация, классы, общественно-экономические формации, кризис капитализма.

Суть СССР в том, что это была попытка впервые в истории человечества построить общество, где личный интерес был подчинен общественному, где была ликвидирована возможность эксплуатации человека человеком. Был ликвидирован инструмент эксплуатации – частная собственность на средства производства, на землю, на недра. Этими активами взялось управлять само общество в лице государства или кооперативов. Все, что обычно обыватели вспоминают в качестве плюсов СССР – лишь следствие.

Поскольку пропал класс, выкачивающий на свое потребление огромную долю народного богатства, постольку богатство в руках общества резко возросло даже без повышения производительности труда. Поэтому нищий СССР 1930-х гг. мог себе позволить бесплатное образование и здравоохранение, а богатая РФ с трудом тащит остатки этого советского наследия.

Поскольку общество национализировало капитал, постольку стало проще управлять имеющимся капиталом, организовывая строительство наиболее насущных заводов и фабрик, развивать науку, вкладывать средства в долгосрочные проекты. Поскольку общество национализировало международную торговлю, постольку оно смогло эффективно распоряжаться всей валютой в интересах всего общества. Мировая наркомафия вешалась от злости, не понимая как можно в СССР поставлять наркотики, если за них никак не выручить валюту.

Поскольку пропал фактор личной эксплуатации, постольку резко вырос статус человека труда, моментально испарилась безработица, общество спокойно и равнодушно гарантировало трудящимся нормальный рабочий день, больничные пособия, пособия матерям, инвалидам, пенсии по старости, отпуска для отдыха, повышения образования, по уходу за ребенком, технику безопасности, спецодежду и т.п. Просто исчез слой людей, заинтересованных урвать эти средства для увеличения своей нормы прибыли.

Без всех этих наследственных плюшек и преференций в виде капиталов, собственности на землю и недра, огромной недвижимости граждане впервые в истории на деле стали равны в тех возможностях, которые им предоставляло общество. Лидерами государства становились не сыновья и жены президентов, а выходцы из крестьянских и рабочих семей. Социальные лифты открылись так широко, как никогда в истории. Ушла в прошлое патриархальная семья, женщины и молодежь получили свободу самим выбирать свою дорогу в жизни, получили право на любовь без имущественных, национальных ограничений.

Любому гражданину СССР были гарантированы базовые права на жилье, на труд, на отдых, на образование, на лечение, на безопасность. Поэтому самый низкооплачиваемый работник чувствовал себя свободным от личной зависимости. Западная проблема сексуальных домогательств на работе в СССР казалось смешной, — советская женщина в подобной ситуации могла через поддержку профсоюза или парткома сокрушить карьеру начальника, в крайнем случае, просто поменять работу на не менее оплачиваемую и престижную.

Поскольку гражданину были предоставлены все возможности для честной жизни и труда, постольку в обществе резко убавилась почва для преступлений и конфликтов. Не нужно было воровать ради больного ребенка, женщине не нужно было торговать своим телом, не нужно было кавказцу или таджику бросать семью и родное село, чтобы понаехать в Москву или в другой какой русский город.

Поскольку не было человека с большим капиталом, постольку некому было купить советского чиновника, советского журналиста, советского судью и т.п. Советский чиновник тоже мог быть ленив, туп и самодурствовать, мог где-то воровать и выгадывать, но у него не было другого хозяина, кроме собственного народа. Поэтому советский мент не знал, что такое дубинка. Поэтому по любой жалобе гражданина проводилось серьезное расследование. Поэтому советский судья не смотрел, у кого из участников процесса кошелек толще. Поэтому советский журналист писал о жизни граждан, а не голой жопе очередной кинодивы.

Подводя итог, я хотел бы, чтобы молодежь осознавала вот эту СИСТЕМНОСТЬ советского проекта, его плюсы для большинства и минусы для меньшинства были не случайны и не свалились божественной благодатью с неба. Они стали завоеванием в жесточайшей гражданской войне с частным капиталом и частным интересом. И победа в этой войне никогда в СССР не была окончательной, как только советское общество почувствовало себя самоуспокоенным – оно сразу проиграло.
Однако, проиграв, СССР пробил брешь в идеологии буржуазного общества. Человек труда уже был свободным и уважаемым и это не будет забыто. Общество уже никогда не забудет, что сумело поставить под свой контроль частный интерес. У государства тоже всегда будет выбор, кому служить, своему народу или олигархии. Борьба общественного и частного будет продолжена, и мы каждый день в новостях можем наблюдать победы и поражения общества в этой борьбе. Я не плачу об СССР, я отдаю ему дань своего уважения. Я знаю, что Советский проект вернется и освободит весь мир.

автор: Дарья Герасимова


Сообщение отредактировал vavaster - 18 Июн 2018, 18:54


Благодарностей:
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 19 Июн 2018, 17:53
Сообщение #84


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Битва за трезвость. Как крестьяне объявили войну водке

В 1858-1860 гг. в Российской империи начались массовые беспорядки, принявшие характер народного восстания. Они охватила огромные территории от Ковенской губернии на западе империи до Саратовской губернии на востоке. Об этих событиях не любили вспоминать даже в советских учебниках, что и немудрено – торговля алкогольной продукцией на протяжении многих столетий остается одним из важнейших источников финансовых поступлений в бюджет государства, вне зависимости от того, как это государство называется – Российская империя, Советский Союз или Российская Федерация. «Трезвеннические бунты» - под таким названием вошли события тех лет в историю нашей страны.
Всем известно, что к алкоголю на Руси всегда было особое отношение. Достаточно вспомнить знаменитые слова, приписываемые князю Владимиру при принятии христианства: «Руси есть веселие пити не можем, без того быти...». Однако очень долгое время, на протяжении многих столетий русской истории, люди пили, но могли, что называется, «держаться». Пили по праздникам, по особым поводам, пьянство сурово порицалось.
Сигизмунд Герберштейн, австрийский посол, побывавший в Москве в 1517 и 1526 годах, вспоминал:
Именитые либо богатые мужи чтут праздничные дни тем, что по окончании богослужения устрояют пиршества и пьянства… Человеку простого звания воспрещены напитки — пиво и мед, но все же им позволено пить в некоторые особо торжественные дни, как, например, Рождество Господне, Масленица, праздник Пасхи, Пятидесятница и некоторые другие, в которые они воздерживаются от работы..

Однако в 1552 году Иван Грозный, взяв пример с Казанского ханства, учредил на Руси кабаки. Причем если в ханстве в кабаках ели и пили, то есть это были трактиры, заведения общественного питания, то в русских кабаках подавали только питье. Одновременно началась борьба с негосударственной торговлей хмельными напитками. Торговля водкой и вином стала одним из главных источников доходов государственной казны, благо населения в Российской империи было много и за счет его спаивания в прямом смысле этого слова можно было извлекать огромную финансовую выгоду. Поэтому было принято решение о том, что каждый государственный крестьянин мужского пола приписывался к определенному кабаку и в течение года должен был оставить там определенную сумму.
Не все крестьяне могли или хотели пить, но если они не выпивали за год установленную норму и, соответственно, не оставляли в кабаке необходимую сумму, то хозяева кабаков в силу своей обязанности собирали недостающие деньги с «трезвенников и язвенников». Получается, что даже если человек по каким-либо причинам не пил или просто не успевал потребить назначенное количество алкоголя, он все равно должен был платить кабатчику.
Насаждаемое государством пьянство стало серьезной проблемой для страны. Вслед за крестьянством пьянство проникло в монастыри, в армию. У служилых людей пьянство достигло таких масштабов, что многие из них пропивали в кабаках свое обмундирование и даже оружие. Те из сановников, кто искренне был обеспокоен сложившейся ситуацией, подавали царям челобитные, докладывали о плачевном положении дел, но верховная власть никаких серьезных мер в борьбе с пьянством не предпринимала. Не помогало даже то, что винному пороку становились подвластны и сами боярские дети, которые все чаще предпочитали кутежи обучению премудростям государственного управления и военной науки.

Так Русь жила столетиями. Крестьяне и служилый люд пили и спивались, пополняя государственную казну. Государство богатело на монополии на торговлю хмельными напитками. Свою выгоду имели кабатчики, которых крестьяне ненавидели, но к которым неизбежно шли относить свои деньги, а если не они не приходили в кабак, то кабак приходил к ним.
Поводом к народному негодованию стал произвол содержателей питейных домов, который был санкционирован государством, заинтересованным в повышении денежных поступлений от торговли водкой и вином. Для сравнения: в 1819 году государство получало доход от питейных сборов в размере 22,3 млн рублей или 16% государственного налога, а в 1859 году, через сорок лет, эти доходы возросли до 106,1 млн рублей и составляли уже 38% государственного налога. Было решено увеличить откупную сумму, что привело к росту цен на водку для населения в два – три раза. Одновременно очень сильно ухудшилось и качество продаваемой водки, что также не могло не вызвать народного недовольства. Откупщики имели колоссальную по меркам других торговцев прибыль – 110%, что в два – три раза превышало размеры прибыли в других отраслях торговли.
Народная реакция на произвол откупщиков не заставила себя долго ждать. Крестьяне были очень недовольны происходящим. В стране начался стихийный бойкот питейных заведений, который постепенно охватил самые разные губернии Российской империи. При этом крестьяне в самых разных регионах действовали фактически по одному сценарию – они отказывались посещать кабаки, покупать спиртное, платить кабатчикам установленные денежные суммы за алкоголь.
Трезвый образ жизни получал все большую популярность среди русского крестьянства. И речь идет о самых обычных крестьянах, а не представителях религиозных общин, среди которых пьянство и так всегда порицалось. Крестьяне стали отказываться от алкоголя целыми селами. За пьянство сходы общин вводили телесные наказания, подчеркивая, что в «нашем селе – не пьют». Трезвость была вынужденной мерой, поскольку крестьяне видели, как пьянство разрушает семьи, привычный образ жизни общин, препятствует полноценному ведению хозяйства. Поэтому сельские общины стали принимать самые решительные меры. Возле кабаков крестьяне выставляли охрану, которая не пропускала внутрь заведений довольно многочисленных желающих выпить. Тех, кто не подчинялся решению общины, пороли.

Борьбу за трезвость крестьян поддержали и более образованные слои населения. В стране стали возникать общества трезвости, на деятельность которых вскоре власть наложила запрет. Уже в марте 1858 года министерства финансов, внутренних дел и государственных имуществ издали предписание местным властям ни в коем случае не допускать создания в губерниях обществ трезвости, призывы к воздержанию от употребления вина категорически пресекать.
Но директивами чиновников разворачивавшуюся народную волну борьбы за трезвость было уже не остановить. В декабре 1858 года в Балашовском уезде Саратовской губернии бойкот кабакам и алкоголю объявили 4752 человека. Это был лишь один из самых мягких эпизодов в борьбе за трезвость. 20 мая 1859 года в г. Наровчате Пензенской губернии толпа, собравшаяся на базаре, начала угрожать погромом питейных домов. Полиция отреагировала оперативно и наиболее активные протестующие тут же были схвачены. Однако беспорядки не прекратились. В течение трех недель разгрому подверглись более 50 питейных домов в семи уездах Пензенской губернии. Пытавшиеся противостоять погромам кабаков сельские старшины и уездные начальники были избиты. В селе Исе протестующие крестьяне ранили офицера, в городе Троице атаковали воинскую команду.
Аналогичные события происходили и во многих других регионах Российской империи. В Николаевске Самарской губернии крестьяне и рабочие-отходники разгромили все питейные заведения, а полиция, поняв, что не сможет противостоять народной стихии, предпочла ретироваться. Были охвачены беспорядками уезды Оренбургской и Симбирской областей, причем среди крестьян ходили слухи, что правительство собирается отменить существующую откупную систему, но помещики этому сопротивляются. Поэтому стихийные лидеры протестующих призывали сначала громить питейные заведения и винные лавки на ярмарках, а затем приниматься за помещиков, которые якобы и стоят за откупной системой.

В Вольске 24 июля 1859 года начались настоящие массовые беспорядки. Толпа из трех тысяч человек устроила погром на ярмарке, разбив винные ларьки. Охранявшие порядок квартальные надзиратели и городовые справиться с толпой не смогли. На помощь полиции прибыли инвалидные команды и подразделения 17-й артиллерийской бригады. Однако восставшие смогли разоружить полицию и солдат и освободили заключенных местной тюрьмы. Беспорядки охватили не только Вольск, но и Вольский и соседний Хвалынский уезды. Народная стихия бушевала несколько дней, прежде чем из Саратова не были присланы войска, которые смогли навести относительный порядок. Были арестованы 27 человек, а по уездам – 132 человека. Тем не менее, ущерб для казны оказался значительным – за два дня в Вольском уезде были разгромлены 37 кабаков. Естественно, что расходы по их восстановлению государство тут же переложило на плечи простых людей, обложив крестьян уезда большими штрафами, которые направлялись на восстановление питейных заведений.
Шеф жандармов князь Василий Долгоруков докладывал императору Александру II:
В течение 1859 г . случилось у нас событие, совершенно неожиданное. Жители низших сословий, которые, как прежде казалось, не могут существовать без вина, начали добровольно воздерживаться от употребления крепких напитков.
Как и ожидалось, чиновники предпочли сразу же сослаться на внешние происки, нежели признать пагубность государственной политики для страны и ее населения. Шеф жандармов Долгоруков отчитывался императору, что в Ковенской губернии за появлением братств трезвости стоит римско-католическая церковь, поскольку братство трезвости было учреждено Пием IX и теперь в церквях католические священники призывают народ присоединиться к братству трезвости. Под влиянием этих братств оказалась Ковенская губерния и более половины населения Виленской и Гродненской губерний. Но если в Ковенской, Виленской и Гродненской губерниях католики действительно составляли основную часть населения и поэтому можно было усматривать происки Ватикана и его агентов, то как быть с исконно русскими и православными губерниями? Там тоже «римский папа виноват»?
В докладной записке шеф жандармов сообщал, что движение за трезвость началось в Саратовской губернии, как мы и отметили выше, затем распространилось на Рязанскую, Тульскую и Калужскую губернии, а вскоре к жителям этих губерний присоединилось население уездов Самарской, Орловской, Владимирской, Московской, Костромской, Ярославской, Тверской, Новгородской, Воронежской, Курской, Харьковской губерний.
Трезвеннические бунты охватили 32 губернии Российской империи. Было разгромлено 260 питейных заведений, причем 219 из них находились в губерниях Поволжья, ставших эпицентром волнений. В бунтах участвовали десятки тысяч крестьян.
О масштабах выступлений можно судить по количеству арестованных. Историк В.А. Федоров говорит о 780 арестованных участниках трезвеннических бунтов. Их судили военными судами, которые в качестве наказания назначали битье шпицрутенами и ссылку. Основная часть арестованных приходилась на государственных крестьян, отставных солдат, мещан. Другие источники называют куда большие цифры арестованных и осужденных – вплоть до 11 тысяч человек.
Несмотря на жесткое подавление, трезвеннические бунты все же привели к определенным последствиям. В 1860 году Александр II принял решение о замене с 1863 года откупной системы акцизной системой. Однако отмена откупов не привела к реальному изменению ситуации в сфере пьянства и торговли алкоголем. Количество кабаков в России стремительно росло и уже через несколько лет после перехода с откупной на акцизную систему увеличилось в шесть раз, составив более 500 тыс. питейных заведений во всех губерниях страны.
Деятельность сторонников трезвости продолжала рассматриваться как крамольная, подрывающая экономические устои российской государственности. Идеи трезвости, кстати, действительно активно эксплуатировали в тот период революционные организации социалистического толка.
Лишь к концу XIX века власти Российской империи начали осознавать все пагубные масштабы и последствия алкоголизации населения страны. За пьянством неизбежно следовали снижение производительности, безработица, нищенство, проституция, преступления и самоубийства. Поэтому государство перестало препятствовать деятельности обществ и кружков трезвости, занимавшихся организацией чаепитий, лекциями, благотворительной деятельностью. Но и поддержку этим добровольным народным обществам государство не оказывало, прекрасно понимая зависимость доходов страны от торговли водкой. Скорее на деятельность обществ трезвости просто закрывали глаза, предпочитая их не замечать. Лишь в 1913 году последний русский император Николай II впервые принял делегацию трезвенников в Царском Селе.



Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 20 Июн 2018, 16:02
Сообщение #85


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Татаро-монгольского ига не было: безумная теория, в которую почему-то верят

Вполне вероятно, что все написанное в учебниках истории о татаро-монгольском иге — неправда. Ряд историков считает: никакого ига и вовсе не было. Удивительно, но этой версии доверяют тысячи людей.

Историк и политолог Константин Матвиенко полагает, что так называемое татаро-монгольское иго было придумано специально, чтобы прикрыть последствия крещения Киевской Руси. Матвиенко полагает, что процесс обращения в новую веру проходил насильственно — объяснением потерь и кровавых сражений и стало выдуманное иго.

Другие сторонники странной теории идут еще дальше, полагая, что само государство Монголия появилось только в 1930-х годах, когда к кочевникам из Гоби пришли с выдуманной историей большевики. Кстати, слово «Могол» и в самом деле имеет греческое происхождение — так в Византии называли славянских князей.

О той эпохе и в самом деле осталось минимальное количество документов. Кто знает, может и правы эксперты с «рентв» — вдруг и в самом деле не было никакого ига.

Читать на Don't Panic:
Скрыто от гостей
Для просмотра скрытого материала — Зарегистрируйтесь

Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
Ойген
сообщение 21 Июн 2018, 8:32
Сообщение #86


Group Icon

Группа: Пользователи
Сообщений: 39
Регистрация: 24 Окт 2010
Из: Рязанская область
Благодарностей: 43
Моё имя: Евгений



Ага, и Гитлер ненастоящий.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
максимка
сообщение 22 Июн 2018, 0:21
Сообщение #87


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 631
Регистрация: 29 Мар 2012
Из: Родина.
Благодарностей: 620
Моё имя: Максим



Цитата:
(Ойген @ 21 Июн 2018, 8:32)
Скрыто от гостей
Для просмотра скрытого материала — Зарегистрируйтесь

Ага, и Гитлер ненастоящий.

Нуу,от чего ж,он то самый настоящий...
Через три часа, с копейками,нападет на СССР...

Сообщение отредактировал максимка - 22 Июн 2018, 0:24
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 22 Июн 2018, 9:49
Сообщение #88


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я



Зиц директор "Гитлер" wink.gif
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 23 Июн 2018, 16:57
Сообщение #89


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я



В чем была ошибка палача Емельяна Пугачева 

Казнь Емельяна Пугачева и участников его движения состоялась в Москве на Болотной площади 10 января в 1775 году. Это кровавое действо было широко анонсировано, и собрало огромное число зевак. Среди простого люда было большое число дворян, против которых восставали бунтовщики. На глазах собравшейся толпы Пугачева должны были четвертовать.

Приговор

Эта смерть была признана самой лютой в то время. Приговоренному по очереди отсекали все конечности. И только затем, еще живому человеку, отрубали голову. По приговору палач должен был так и поступить с Пугачевым. После казни, голова разбойника должна была быть насажена на кол.
Емельян со смирением принял всю тяжесть приговора. После «допросов с пристрастием» он был готов к последней экзекуции. Современники описывали его состояние, как онемение. Уже после причастия, которое состоялось в его камере, Пугачев не проронил ни слова.
Казнь
Проезжая в санях к месту казни, известный смутьян кланялся народу, собравшемуся посмотреть на его мучения. Вместе с приговоренными, на эшафот поднялись священники, чиновники суда, приставы и палачи. Во время прочтения обвинительной «сентенции» Емельян крестился и беззвучно молился. Последние слова он произнес, глядя в толпу: «Прости народ православный…». Перекрестившись, он поклонился в сторону Кремлевских соборов.
Палачи стали снимать с него одежду. Сначала тулуп, затем малиновый полукафтан. В следующие секунды произошло то, чего никто не ожидал, и чего просто не могло произойти. Пугачев резко всплеснул руками. Его окровавленная голова уже была в руке палача. Тот держал ее за волосы. Все присутствующие на помосте были в замешательстве. Обер-полицмейстер Архаров накинулся на палача с кулаками и стал его распекать за отступление от предписаний приговора. Но тут же послышалась команда: «Руби руки скорее». И уже обезглавленное тело было лишено конечностей.
Такое отступление от правил казни не могло быть случайным. Опытный палач не мог ошибиться. По мнению многих современников (в том числе и Пушкина) смягчение казни было последней милостью, которую даровала бунтарю Екатерина II.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 24 Июн 2018, 20:34
Сообщение #90


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




После военное развитие страны.


Если 1940 г. расходы государства на социальное обеспечение составили 4,5 млн.руб., а в 1950 г. -16,8 млн.рублей. За счет социального страхования и социального обеспечения получали пенсии инвалиды Отечественной войны, инвалиды труда, семьи погибших,..

В 1951-1955 гг. абсолютный объем вложений в промышленность был больше, чем в 1941-1950 гг. в 2,3 раза.Росли расходы государства на социально-культурные мероприятия. Затраты на эти цели только по государственному бюджету Казахской ССР выросли с 441,4 млн. рублей в годы войны до 930,5 млн. рублей в четвертой пятилетке или более чем в два раза. В повышении жизненного уровня народа важную роль сыграли проведение в декабре 1947 года денежной формы реформы и отмена карточной системы, нормированного снабжения продовольственными товарами и промышленными товарами. С 16 декабря 1947 года отменялась карточная система. При этом на 10-12% снижались цены на основные виды продуктов – хлеб и изделия из муки, на мясо, промышленные товары. Особо ощутимым было снижение цен в 1950 году. В целом за годы четвертой пятилетки снижение цен продолжилось трижды. Наряду с укреплением покупательной способности рубля проводилось повышение заработной платы трудящихся. Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих в СССР возросла за пятилетие вдвое. В результате роста общественного хозяйства значительно окрепли колхозы, увеличились доходы колхозников. Но уровень жизни на селе по сравнению с городами был все еще низким. В начале 50-х годов колхозник в среднем получал в четыре раза меньше, чем получали за свой труд рабочий или городской служащий.
1940 году расходы государства на социальное обеспечение составили 4,5 млн. руб., а в 1950 году – 16,8 млн. рублей. За счет социального страхования и социального обеспечения получали пенсии инвалиды Отечественной войны, инвалиды труда, семьи погибших, назначались пенсии по старости, по случаю утраты кормильца, временной нетрудоспособности, получали пособия многодетные и одинокие матери и др. За счет социального страхования обеспечивалась бесплатная медицинская помощь населению, бесплатное обучение и стипендии учащимся, бесплатные или на льготных условиях путевки в санатории и дома отдыха, пионерские лагеря. Из общественных фондов трудящиеся получали единовременные пособия и другую материальную помощь. Но государственное пенсионное обеспечение еще не распространялась на колхозников. В эти годы были ликвидированы сверхурочные работы, восстановлены оплачиваемые отпуска. За счет капиталовложений государственных и кооперативных предприятий и организаций стало расширяться строительство жилья для населения. Таким образом, социальное положение трудящихся к концу четвертой пятилетки было выше, чем в довоенные годы.

Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 2 Июл 2018, 10:45
Сообщение #91


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




"Тюремный чемоданчик" Алексея Косыгина

«В Политбюро Косыгина не любил никто. Но обойтись без него не могли». Из воспоминаний сотрудников «девятки», охранявших председателя Совета Министров СССР…

Алексей Косыгин был не только рекордсменом по длительности работы в руководящем органе исполнительной власти (42 года), но и одним из самых здравомыслящих отечественных политиков.

Многие считают, что если бы реформы, которые он разработал и пытался провести в середине шестидесятых, были доведены до конца, то СССР сумел бы построить экономическую систему, которая могла бы сделать нашу страну по-настоящему независимой, в том числе и от сырьевых отраслей.

Вокруг его личности до сих пор очень много споров, а некоторые эпизоды в биографии премьер-министра страны (с 1964 по 1980 год) исследованы лишь поверхностно.

О жизни и смерти Алексея Николаевича Косыгина мне довелось беседовать с сотрудниками его охраны: Алексеем Сальниковым, Геннадием Павлюком, Валентином Серёгиным, Николаем Егоровым, Владиславом Серёдкиным, Евгением Ситниковым и Виктором Луканиным. Многое из того, что они мне рассказали, легло в основу этой статьи…

Сплетни «ленинградского дела»

В биографии Косыгина есть немало моментов, окутанных тайной. Одним из самых сложных для него был период так называемого ленинградского дела.

Тогда группа высших партийных и государственных руководителей во главе с зампредом Совета Министров СССР, членом Политбюро Николаем Вознесенским и главным «кадровиком» ВКП(б), секретарём ЦК Алексеем Кузнецовым была заподозрена в сепаратизме, нарушении экономической дисциплины, несанкционированной организации Всесоюзной оптовой ярмарки в Ленинграде и прочих грехах.

Всё это укладывалось в понятие «создания антипартийной группы и вредительско-подрывной работы». Но какое отношение к этому делу имел Алексей Николаевич Косыгин и как ему удалось избежать репрессий?

Несколько лет назад известный российский публицист Сергей Кургинян неожиданно озаботился изучением вопроса о том, почему Косыгин не попал в орбиту «ленинградского дела». И выдвинул совершенно фантастическую теорию, связанную с вмешательством в судьбу будущего главы советского правительства генерал-лейтенанта МГБ, начальника управления МГБ по Приморскому краю Михаила Гвишиани.

Цитируем скабрезные слова Кургиняна: «Гвишиани-старший переехал в Ленинград, где ему, наряду с другими, было поручено разбираться с «ленинградским делом», знаменитым. Он и разбирался. И, как тогда это делали все, действовал по инструкциям и достаточно жёстко. Потом в ходе «ленинградского дела» этому Гвишиани-старшему попался на глаза, в виде подследственного, молодой Косыгин – будущий советский председатель Совета Министров, премьер.

Косыгин был убеждённым сталинистом, и по каким-то непонятным причинам Гвишиани-старший его пожалел. Поскольку в сталинские времена это было не принято, и даже механизмов-то реализации этой жалости не было, то речь могла идти только о достаточно экзотических вещах. Но «из песни слов не выкинешь». Это было. Возникла глубокая интимная связь между старшим Гвишиани и молодым Косыгиным. Косыгин был выведен из-под удара… Но тут закончилась сталинская эпоха, и под ударом оказался сам старший Гвишиани».

Сюжет в исполнении Сергея Кургиняна выглядит довольно пошло и не имеет практически ничего общего с историческими фактами. «Молодому Косыгину» в феврале 1949 года, то есть к началу «ленинградского дела», исполнилось 45 лет, что в общем-то делало его не совсем уж и молодым. Кроме того, он уже десять лет был членом советского правительства и входил в верхушку партийной власти – Политбюро ЦК ВКП (б). Между прочим, наравне с Молотовым, Берией, Хрущёвым, Кагановичем, Микояном. Ну и Сталиным, конечно…

Каким образом некий генерал-лейтенант из Приморья Михаил Гвишиани мог «казнить или миловать» члена Политбюро? Кстати, в его послужном списке, в своё время опубликованном фондом Александра Яковлева, никаких сведений об участии в расследовании «ленинградского дела» нет. Указывается, что он был в 1943–1949 годах начальником управления НКГБ-МГБ по Приморскому краю, а потом начальником УМГБ-УМВД Куйбышевской области. И в Ленинград не переезжал…

Более того, развивая свою теорию, Кургинян отмечал, что после смерти Сталина Косыгин якобы не забыл «услуги»: «Не помню, чем это закончилось: сокрушительным разгромом, тюрьмой или даже чем-то похуже, но залетел он сильно, ибо был связан с «ленинградским делом» и был соратником Лаврентия Павловича и так далее. Но у старшего Гвишиани был младший Гвишиани, сын, Джермен. Знаменитый Джермен. Косыгин не только поддержал Джермена, но и пошёл так далеко, как никто, просто выдал за него свою дочь».

Я с искренним уважением отношусь к Сергею Кургиняну как неплохому в прошлом океанологу, геофизику и театральному режиссёру, но в отношениях с историей у него полная каша. Конечно, понятно желание подогнать некоторые родственные связи под красивую конспирологическую теорию, но не так же!

Во-первых, с Гвишиани-старшим после смерти «вождя народов» никаких катаклизмов типа «тюрьмы или кое-чего похуже» не случилось. В 1954 году его разжаловали, причём не за «ленинградское дело», к которому он отношения не имел, а за то, что в тридцатые годы какое-то время Гвишиани был начальником охраны Берии, а соратник Берии Гоглидзе в Приморье «необоснованно продвигал его по службе». Затем Михаил Гвишиани уехал в Тбилиси, где до пенсии работал инженером в Государственном научно-техническом комитете Грузинской ССР.

Во-вторых, хотя Косыгин действительно выдал свою дочь за Джермена Гвишиани, но случилось это не после смерти Сталина, как утверждает Кургинян, а в 1948 году, когда Людмила Косыгина и Джермен Гвишиани учились на втором курсе исторического факультета Московского института международных отношений.

А в 1953 году разжалованный Михаил Гвишиани и набирающий силу Алексей Косыгин уже четыре года как были дедушками! Маленькая деталь: сестра Джермена Гвишиани, приёмная дочь генерал-лейтенанта МГБ Михаила Гвишиани, Лаура Хурадзе в 1951 году стала женой простого студента Московского института востоковедения Евгения Примакова.

В общем, «интимная связь» Косыгина и Гвишиани-старшего не подтвердилась, как бы того ни хотелось господину Кургиняну…

Миф об «армянском следе»

В большинстве растиражированных публикаций о Косыгине фигурирует версия о том, что от привлечения в качестве обвиняемого по «ленинградскому делу» его «спас» Анастас Микоян, который послал министра в длительную поездку по Сибири и Алтайскому краю. Основана она на единственном сюжете, написанном Владимиром Новиковым, под названием «Единомышленники» из сборника воспоминаний о Косыгине «Вызов премьера».

Заместитель Косыгина по Совмину Владимир Новиков вспоминал: «Однажды у меня с Алексеем Николаевичем зашёл разговор о «ленинградском деле». Не помню, с чего началось, видимо, с воспоминаний о его жене. Говорили тогда о Вознесенском, Кузнецове и других общих знакомых, которые погибли в бериевских застенках.

И тут Алексей Николаевич неожиданно заметил, что и он мог оказаться на их месте. Дело в том, что Клавдия Андреевна (супруга Косыгина. – Прим. ред.) была дальней родственницей Кузнецова. А по тем временам это был достаточно серьёзный «криминал». Косыгин прекрасно понимал, какая реальная опасность нависала тогда над ними.

Другой раз этой темы мы коснулись тоже совершенно случайно. Я как-то отдыхал на курорте «Белокуриха» в Алтайском крае и рассказывал Косыгину о своих впечатлениях. Он вдруг стал меня расспрашивать, не сохранился ли там такой-то дом, интересовался и другими подробностями о посёлке. Оказывается, в Белокурихе Алексей Николаевич был во время «сибирской командировки», прожил там более десяти дней. И вот о каком интересном эпизоде он рассказал.

Во время следствия по «ленинградскому делу» Анастас Микоян, работавший тогда заместителем председателя Совета Министров СССР, организовал длительную поездку Косыгина по Сибири и Алтайскому краю якобы в связи с необходимостью усиления деятельности кооперации, улучшения дел с заготовкой сельскохозяйственной продукции.

Надо сказать, что Микоян всегда хорошо относился к Алексею Николаевичу и в своё время именно он рекомендовал его Сталину. Да и работали они на одном поприще: Косыгин занимался легкой промышленностью, Микоян – пищевой. Это их сблизило. И вот Анастас Иванович, видимо, решил как-то обезопасить Косыгина, хотя прекрасно понимал, что от Берии не скроешься.

Возможна и другая версия: к тому времени Алексей Николаевич уже был членом Политбюро, и вопрос о его командировке Микоян наверняка обсуждал со Сталиным, тем самым дав понять, что Косыгин не будет привлечён по этому делу…»

Версия Новикова интересна, но она, к сожалению, не во всём подтверждается другими воспоминаниями или историческими источниками. Во-первых, когда Анастас Микоян занимался «пищевой промышленностью» (до 1938 года), Косыгин ещё работал председателем Ленгорисполкома, так что с Микояном пересекаться не мог.

Есть и другие странности. «Ленинградское дело» имеет точкой отсчёта 15 февраля 1949 года, когда было принято постановление Политбюро ЦК ВКП(б) «Об антипартийных действиях члена ЦК ВКП(б) т. Кузнецова А. А. и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) тт. Родионова М. И. и Попкова П. С.» Любопытно, что за принятие постановления голосовали и Анастас Микоян, и Алексей Косыгин, и Николай Вознесенский, чуть позже привлечённый к делу и впоследствии расстрелянный.

Но первым из перечисленных «пострадал» Микоян. У него был совершенно свежий «скелет в шкафу». В сентябре 1948 года, за несколько месяцев до снятия секретаря ЦК Алексея Кузнецова с руководящих постов его дочь Алла вышла замуж за Серго, сына Анастаса Микояна.

А 4 марта 1949 года, то есть через 19 дней после старта «ленинградского дела», Анастаса Микояна сняли с поста министра внешней торговли (Новиков ошибочно называл его министром пищевой промышленности). Стал бы он, опытнейший политик и знаток нравов в сталинском окружении, ходатайствовать перед «вождём народов» за Косыгина, на которого в эти первые три недели не было ещё никакого компромата? Думается, что для него, учитывая несколько натянутые отношения со Сталиным, это было бы равносильно самоубийству.

А что касается командировки Косыгина на Алтай и в Сибирь, то она продлилась всего две с половиной недели, причём ему как министру не нужно было спрашивать чьего-либо разрешения. А поскольку сталинское Политбюро в те годы проводило заседания не так уж и часто, то и по партийной линии проблем не было – достаточно было уведомить секретариат о своём выезде в регион…

Ещё раз упомяну, что мне пришлось довольно обстоятельно общаться с большой группой людей, которые много лет были рядом с Косыгиным – сотрудниками его охраны. Они много рассказывали мне о своём «охраняемом», его жизни, работе, привычках. И не один раз говорили о «ленинградском деле», поскольку сам Алексей Николаевич его иногда вспоминал.

Версия с «Микояном-спасителем» не прозвучала ни разу. Косыгин рассказывал лишь о том, что тогда, с 1949 по 1952 год его семья жила в страхе, а он, уходя на работу, прощался с женой как будто навсегда. И «тюремный чемоданчик» со сменой белья и другими необходимыми для заключённого аксессуарами был в полной боевой готовности…

«Показания надуманны…»

Зять Косыгина Джермен Гвишиани в своё время также вспоминал о том, что Косыгина «ленинградское дело» волновало, в том числе и потому, что его фамилию называли «заговорщики»: «Об этом он знал, как кандидат в члены Политбюро: всем им по утрам клали на стол размноженные копии протоколов допросов, причём в экземпляре Алексея Николаевича кто-то подчёркивал красным карандашом фамилию Косыгин. Он тут же садился и писал подробное объяснение Сталину: «категорически отрицаю эти факты…», «в это время я находился там-то…», «этого не могло быть по таким-то и таким-то причинам…», «показания надуманны…»

Как бы то ни было, каждое утро, уезжая на работу, обняв Клавдию Андреевну, расставаясь с нами, он говорил: «Прощайте», – и напоминал о заранее обговорённых условиях, как нам быть, если с ним что-то случится.

Жили мы тогда на даче, которая усиленно охранялась, поэтому, чтобы поговорить, пошептаться, посекретничать, приходилось прятаться от соглядатаев. В семье на долгие годы сложилось убеждение, что телефоны прослушиваются. Все знали, что в разговорах надо быть крайне осторожным, опасались провокаций.

Однажды я решил поискать в доме подслушивающие устройства – в том, что они есть, сомневаться не приходилось. В нескольких местах в комнатах я отыскал два замаскированных довольно примитивных микрофона. О своём открытии я сообщил Алексею Николаевичу, на что он строго заметил: «Ничего не трогай и никому не говори».

Сотрудники 9-го управления КГБ СССР, много лет работавшие с Косыгиным, говорили, что больше всего он боялся за семью. Его супруга Клавдия Андреевна приходилась двоюродной сестрой жене одного из главных фигурантов «ленинградского дела» Алексея Кузнецова. Естественно, об этом знали абсолютно все. И именно родственные связи стали первым слабым местом Алексея Николаевича.

С другой стороны, «женский вопрос» не был таким уж страшным. Так случилось, что Клавдия Андреевна имела возможность не только познакомиться со Сталиным, но и понравиться ему своими нестандартными и независимыми суждениями. В 1947 году, находясь на крейсере «Молотов», Сталин, вопреки морской традиции, пригласил на боевой корабль Косыгина с женой. Назвал её «морячкой» и даже имел с ней небольшую беседу о предназначении жены, во время которой та произнесла историческую фразу: «Жена – это судьба!» И фраза, и супруга Косыгина Сталину запомнились…

Другой причиной беспокойства будущего премьер-министра, кстати, не имевшей отношения к «ленинградскому делу», была ревизия в Гохране, проходившая летом и осенью 1949 года. Поводом к ней стало обстоятельное анонимное письмо на имя Сталина, в котором в красках описывались якобы проходившие в бытность Косыгина министром финансов в 1948 году хищения золота и драгоценных камней из Гохрана.

С июля по октябрь 1949 года комиссия из представителей разных ведомств под руководством Льва Мехлиса, министра Госконтроля СССР, проверяла Гохран. Нашли недостачу в 140 граммов золота, что было списано на «естественную убыль».

Со своими родственниками Косыгин обсуждал работу, а тем более уголовные дела против знакомых ему людей, нечасто и неохотно. Однако иногда, при получении тревожной информации, приходилось и обсуждать, и действовать. Например, когда был арестован Николай Вознесенский, пошёл слух, что кроме «антипартийной и вредительской деятельности и несоблюдения мер секретности» ему вменили ещё и «террор», поскольку обнаружили в сейфе незарегистрированный пистолет.

У Косыгина тогда было целых два пистолета, «вальтер» и ПК (пистолет Коровина). Естественно, регистрировать их министр и член Политбюро не думал. И поэтому, как вспоминал зять Косыгина Джермен Гвишиани, они с тестем решили выбраться «на рыбалку», во время которой утопили своё оружие (у Гвишиани был «браунинг») в озере.

Мы уже упоминали о том, что Косыгин никогда не был подследственным по «ленинградскому делу», хотя учился в Ленинграде, занимался городом во время блокады, даже был одно время председателем Ленгорисполкома. Но это не значило, что его не хотели «привлечь». 12 октября 1949 года Берия и Маленков направили Сталину проект закрытого письма Политбюро членам и кандидатам в члены ЦК ВКП(б) «Об антипартийной враждебной группе Кузнецова, Попкова, Родионова, Капустина, Соловьёва и др.»

В нём говорилось: «Следует указать на неправильное поведение Косыгина А. Н., который оказался как член Политбюро не на высоте своих обязанностей… Он не разглядел антипартийного, вражеского характера группы Кузнецова, не проявил необходимой политической бдительности и не сообщил в ЦК ВКП(б) о непартийных разговорах Кузнецова и др.» И далее в письме предлагалось исключить Косыгина из состава Политбюро. Сталин письмо завернул, и оно так и не было разослано членам и кандидатам в члены ЦК. Скорее всего, это и спасло будущего премьер-министра СССР.

Подтверждается это и воспоминаниями Джермена Гвишиани: «Несколько месяцев все мы провели в напряжённом ожидании. Позже для себя решили, что всё же арестовать Алексея Николаевича не дал Сталин, а его воля была законом. Очевидно, к Косыгину у него была какая-то симпатия. После XIX съезда, когда Политбюро было преобразовано в Президиум ЦК, Косыгин в него не вошёл, а стал лишь кандидатом. На каком-то совещании, когда Алексей Николаевич сидел в сторонке, к нему подошёл Сталин, тронул за плечо:

– Ну как ты, Косыга? Ничего, ничего, ещё поработаешь, поработаешь…

Эти слова, о которых нам потом рассказал Алексей Николаевич, несколько сняли напряжение, хотя процессы по «ленинградскому делу» продолжались».

Так, достаточно благополучно закончилось «ленинградское дело» для Алексея Косыгина. А ведь всё могло быть иначе, и в учебниках отечественной истории упоминался бы приговор по делу «антипартийной группировки Вознесенского – Кузнецова – Косыгина и других»…

«Стремился выбирать тропинку покруче»

Сотрудник охраны советского премьера Николай Егоров рассказывал мне о Косыгине-спортсмене: «Всем известно, что Алексей Николаевич любил спорт. Зимой это были лыжи, летом – байдарка, длинные прогулки, волейбол. Играл на биллиарде. Хорошо. Выиграть у него было трудно.

В Дании как-то зашёл в спортклуб, а там биллиардный стол и два шара. Ему говорят: «Попробуйте!» Он взял кий, ударил и оба в лузу. Аплодисменты сорвал. Что касается байдарок. Сначала он ходил на обычной брезентовой туристской байдарке, а мы на лодках. А потом он пересел на академическую «Скиф». И угнаться за ним было сложно. Он делает один гребок, а нам нужно три делать. Поначалу мы за ним даже угнаться не могли.

Немного даже льстило ему, что молодые за ним угнаться не могут. «Скиф» – одиночная байдарка для профессионалов. Для того чтобы он не перевернулся, ему сделали метровые поплавки из пенопласта. И в обычной ситуации спортсмен, потеряв равновесие, не переворачивался головой вниз, а мог выпрямиться движением тела. Лодка ложилась на бок, и всё. А Алексей Николаевич, которому было уже за 70, был всё же подготовленным спортсменом и практически не терял равновесия».

Косыгин довольно долго оставался в хорошей физической форме. Совершал длительные прогулки. Достаточно сказать, что в середине семидесятых он вместе со своим другом – Президентом Финляндии Урхо Кекконеном – совершил пеший переход через горные перевалы из Домбая в Сухуми. А дистанция была немаленькая – 25 километров…

Ветераны Московского университета, бывшие студентами в конце шестидесятых, до сих пор вспоминают, как Косыгин, отдыхавший на государственной даче в Пицунде, на байдарке-одиночке в сопровождении лодки с охраной переплыл пятикилометровый залив и посетил студенческий спортивный лагерь МГУ.

Пообедал в студенческой столовой, расспросил о житье-бытье, о трудностях. Выяснил, что главное – перебои с электричеством и отсутствие газа. А затем отправился в пятикилометровое путешествие обратно. Кстати, вопросы с энергообеспечением студентов были оперативно решены…

Но хорошая физическая форма – вещь не вечная. В июле 1978 года во время «байдарочной» прогулки по Москве-реке лодка Косыгина перевернулась, и он оказался в воде вниз головой. Уже позже врачи констатировали у него микроинсульт. Тогда Николаю Егорову и другим сотрудникам охраны пришлось спасать его…

Интересно, что Косыгин, будучи хорошим спортсменом, не был активным болельщиком. На хоккей с Брежневым он ходил лишь «за компанию». На Олимпиаде-80, как вспоминает сотрудник его охраны Алексей Алексеевич Сальников, кроме официальных мероприятий посетил лишь соревнования по гребле. Но важность спорта, как массового, так и профессионального, он прекрасно понимал, и в его развитии принимал самое деятельное участие.

Любопытный факт: Косыгин был единственным членом Политбюро, который посетил матч Национальной хоккейной лиги! Во время визита в Канаду в 1971 году он вместе с канадским премьером Пьером Трюдо присутствовал на матче «Ванкувер Кэнакс» – «Монреаль Канадиенс». А по возвращении Брежнев расспрашивал его: «Ну как они, как профессионалы?» «Ничего особенного», – отвечал премьер.

Кстати, возможно, спокойная и взвешенная позиция Косыгина в вопросе планировавшихся игр сборной СССР и Канады сыграла свою позитивную роль, ведь Суслов, второй человек в партии, и Андропов, председатель КГБ сомневались в целесообразности встреч с хоккеистами НХЛ.

Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин с капитаном "Монреаль Канадиенс" Анри Ришаром и капитаном "Ванкувер Кэнакс" Орландом Куртенбахом ...

Активные занятия спортом Косыгин прекратил после случая на Москве-реке. Ему уже было 74 года, и перенесённый тогда микроинсульт стал первым «звонком». А как только привыкший к нагрузкам организм «освободился» от них, стало подводить сердце. Так бывает у многих бывших спортсменов.

Осенью 1979 года на в общем-то благоприятном фоне у Косыгина случился обширный инфаркт. Его лечащий врач Анатолий Прохоров вспоминал, что председатель правительства уже через два месяца стал пытаться повышать нагрузки: «Немного окрепнув, он стал исподволь увеличивать нагрузки. Скажем, во время прогулок стремился выбирать тропинку или дорожку покруче, я же старался провести его по более ровному месту, пытался его сдерживать.

– Нет, – сопротивлялся он, – хочу себя испытать.

– Алексей Николаевич, вам не стоит так активно двигаться, сердце следует поберечь.

– Сердце, сердце, – говорил он сердито. – Если оно такое дрянное, если не может работать нормально, то и чёрт с ним».

Второй инфаркт настиг Косыгина через год, и врачи поняли, что дни его сочтены. В конце октября 1980 года его сначала вывели из Политбюро, а потом и из правительства. Почти постоянным местом жительства экс-премьера стала спецпалата в новой клинике 4-го управления Минздрава на Мичуринском проспекте.

О последнем дне жизни Косыгина Анатолий Прохоров вспоминал так: «В то утро, 18 декабря 1980 года, предстоял обычный врачебный обход – мы просто должны были его осмотреть. Алексей Николаевич сидел на постели. Он посмотрел на нас, улыбнулся и вдруг – завалился.

Возникла внезапная острая коронарная недостаточность с остановкой сердца. Здесь же у кровати был установлен дефибриллятор, другая аппаратура. Через несколько секунд мы приступили к реанимации. Однако, увы, запустить сердце так и не удалось…»

На шестой день после смерти

Хоронили Алексея Николаевича Косыгина, человека, в детстве крещённого, совсем не по православному обычаю – на шестой день после смерти. Первые три дня в СССР о событии официально не сообщалось, хотя «Голос Америки» объявил об этом уже днём 18 декабря 1980 года.

Случилось так, что умер Косыгин аккурат накануне дня рождения Брежнева. А затем было 20 декабря – день чекиста и 21 декабря – день рождения Сталина. И всё это время семье не сообщали о том, как будут организованы похороны.

Родные уже начали присматривать место на каком-нибудь обычном кладбище. Только через три дня им объявили, что прощание будет в Центральном доме Советской Армии, а похороны – на Красной площади, в некрополе у Кремлёвской стены. 22 декабря с утра и до ночи к ЦДСА шли люди, по некоторым оценкам их было несколько сот тысяч, многие приходили и на следующий день, когда гроб с телом покойного увозили в крематорий Донского монастыря.

Николай Егоров, один из «личников», который однажды спас Алексея Николаевича, когда он чуть не утонул в Москве-реке, вспоминал, что на кремацию из ЦДСА гроб с телом Косыгина сопровождали охранники Серёгин, Кузнецов, внук Алексей, генералы. «Опустили гроб, пламя охватило его. Там система такая. Рабочий вытаскивает противень с останками во двор. Посмотрели, чтобы металла не оставалось – зубы, часы. Остальное в урну и повезли в Колонный зал.

У него было шесть орденов Ленина, орден Октябрьской революции, два Героя соцтруда, медали, иностранные награды. Брежнев как-то спросил Соломенцева: «А ты что без звезды?» И стали, особенно на праздники, звёзды носить. А Косыгин не любил. У нас муляжи звёзд лежали в портфеле, когда надо было, прикрепляли их».

А потом было всё, как у других усопших членов Политбюро. Колонный зал, почётный караул, урна на лафете, последние метры – на руках у соратников и военных, а потом ниша в стене и чёрная с золотом доска с датами рождения и смерти…

автор:Сергей Ковалев


Благодарностей:
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 6 Июл 2018, 23:23
Сообщение #92


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Криминальный мир крепостной России

Индустриальная революция и ее спутники — переселение в города, секуляризация и вообще рождение «массового человека» — начисто выскребла из нашего мира все (или почти все), что так или иначе с ним не вязалось: городские корпорации сапожников и мясников, уставное и полууставное письмо, право синьора на первую ночь... Среди примет старой жизни, ныне изгнанных в литературу и кинематограф, — особого рода босота, живущая как будто отдельным цехом среди большого и понятного мира, где все, в том числе и они сами, знают свое место и ему соответствуют.

Воры

Слово «мошенничество», до сих пор имеющее хождение в русской юридической практике, некогда имело значение несколько иное. Мошенником называли того, кто имеет дело с мошной, то есть мешком на поясе, в котором беспечный прохожий хранил свои более или менее ценные пожитки (речь, как правило, шла о наличных деньгах). Срезать такие кошельки — забытое ныне ремесло, но вплоть до XVIII века, когда в моду вошли карманы, во всех городах Европы, где только были рынок или церковь, это искусство процветало. Искушенные мастера, отборная сволочь из беглых солдат и солдатских детей, посадских сирот и фабричных людей, населяли улицы Москвы задолго до пришлых преступников более поздней поры. Будучи отбросами, они не были лимитой и чувствовали себя дома в Первопрестольной.

Самой скандальной историей о московских ворах, на протяжении многих десятилетий будоражившей воображение народного читателя, была история Ваньки-Каина, вора и сыщика в одном лице. Детство свое прославленный мошенник провел в качестве прислуги в богатом московском доме, а в 14 лет, не то повинуясь преступной страсти, не то убоявшись крутого хозяйского нрава, бежал со двора и очутился на московской улице. Под Каменным мостом, где собирались преступники, нашел он себе товарищей и там же получил воровское крещение — начал красть по карманам платки и деньги, воровать по баням и подрезать с повозок товар. Эти и подобного рода занятия и составляли воровскую обыденность Москвы, когда на трон взошла императрица Елизавета Петровна и в конце 1741 года объявила всеобщую амнистию. Прослышав о монаршей милости, Иван заявился в сыскной приказ с покаянием и списком своих бывших товарищей.

Ванька-Каин

В первую же ночь, пройдясь по Зарядью и Китай-городу вместе с Каином и его списком, сыщики обнаружили 33 мошенника — каждый со своей судьбой и специализацией. Тут был и слепой разорившийся купец — держатель притона, и 15-летний сирота, живущий блудно с гулящей женщиной, и старый вор, происходивший из семьи иконописца. В кармане последнего, кстати, была обнаружена бумага — список, такой же, как представленный Каином в приказ. Вероятно, идея сдаться властям без всяких последствий затронула многие воровские умы! Как бы то ни было, все пойманные были доставлены в приказ и посажены под замок с тем, чтобы впоследствии, согласно правилам того времени, быть пытаными на дыбе и бог еще знает как. Лишь редким из них удалось избежать наказания, тогда как большинство отправилось с рваными ноздрями в отдаленные места империи.

Та же участь в конце концов ждала и Каина. За семь лет сотрудничества с властями ему удалось обрести власть, невиданную для человека его происхождения и рода деятельности. Так, от Правительствующего сената он получил уникальную грамоту, объявляющую все возможные доносы на него ложными. Сыскной приказ выделил Каину 12 солдат, без которых и не ходил он по московским улицам, наводя страх не только на воров, но и на московского обывателя. Предоставленная Каину свобода приносила плоды — в конечном счете он наловил больше 700 преступников. В их числе были представители специальностей самых экзотичных. Так, например, было поймано почти три десятка выжежников, то есть тех, кто занимался переплавкой и продажей золотого шитья на одежде. Вполне естественно, однако, что такая власть Каина не могла не соседствовать со злоупотреблениями разного рода, за каковые и был он взят в 1749 году, пытан и в 1756 году в замену смертной казни, уже без ноздрей, отправлен сначала в Рогервик, что в Эстонии, а потом и в Сибирь.

Разбойники

Среди главных образов романтической Европы — фигура морского или лесного разбойника, отверженного, лихого и «благородного» в том или ином смысле. Конечно, такого феодального средневекового материала, как в Англии с ее заморскими колониями или Германии с ее карликовыми королевствами, в России не было. Приходилось довольствоваться малым, но и здесь была своя фактура и экзотика.

В разбойничьи шайки вступали в большинстве своем крестьяне и мещане, по той или иной причине вытолкнутые за пределы естественного для себя уклада. Беглецы были первыми по удельной массе. Были и те, кто отправлялся на заработки в город, но до города не доходил и так и оставался жить посередь леса близ Ярославской или Калужской дороги, промышляя по случаю кистенем или дубиной.

Необходимо заметить, однако, что не только погоня за легкой наживой двигала разбойников на бесславные подвиги. Порой лесные и речные бандиты бывали одержимы той или иной высокой идеей, которая служила как источником вдохновения, так и оправданием для их деятельности. Так, шайка Пашки (о нем пойдет речь ниже) едва ли не половину награбленного отдавала божьим людям — странникам — и следила за безопасностью раскольников на лесных дорогах. В некоторых случаях разбойники выступали серьезной силой в теологических спорах среди сектантов — та или иная группа могла привлечь бандитов на свою сторону. Лидер сектантов Никита Семенов чуть не лишился жизни, когда после диспута ехал из Плеса в Ярославль, — его противники подговорили разбойников напасть на него, избить, раздеть и голым оставить замерзать посреди зимнего леса.

Известен, правда, случай, когда разбойниками становились и жители городов. Так, деятельность Ваньки-Каина пролила свет на преступления шайки Гаврилы Рыжего, орудовавшей на подмосковной Троицкой дороге. С «воцарением» Каина этот известный в Москве вор вынужден был сменить специализацию: на Сырной неделе 1746 года сошелся в Немецкой слободе в какой-то корчме с компанией беглых солдат и матросов и вместе они порешили заняться разбоем. Выйдя из города, заночевали («заведомо что воры») у какого-то крестьянина Григория и целых три дня прождали подходящую жертву. На третий день, вооружившись тут же смастеренными дубинами, напали на проезжавшую мимо тройку асессора Милюкова, избили, раздели чиновника и прислугу и привязали несчастных к деревьям. Это дело было на редкость удачным: в общей сложности преступникам удалось похитить сани и трех лошадей, две шубы, не считая другой одежды, золотое кольцо и золотые же запонки, шпагу с серебряным эфесом и даже парик. Доставшаяся Гавриле по разделу награбленного шпага в конечном итоге подвела разбойника. Сбив с нее эфес, он передал его жене, с которой жил раздельно, с тем чтобы она сбыла краденый товар. Вместо этого супруга отправилась прямиком к Каину, чем поставила точку в преступной карьере мужа.

Представляя даже самую общую картину разбоев в России, несправедливо было бы не упомянуть и разбойниках Волжского понизовья, где, бывало, гуляли Степан Разин и Емельян Пугачев. Впрочем, лихие злодейства прославленных атаманов заслуживают отдельного разговора.

Укрыватели

Укрывательство беглых и беспаспортных было делом опасным, требующим отваги и выдумки, и далеко не всегда приносило сколько-нибудь заметную выгоду — на этом, по крайней мере, свете. Это, впрочем, не могло остановить русского крестьянина в его стремлении приютить бездомного человека по соображениям душевного спасения или по каким-то другим причинам. Самым, наверное, громким судебным делом о странноприимстве стало дело о секте «странников», или «бегунов», развернувшееся в Ярославле в 1850 году. Начало этому положила поимка в лесу близ села Сопелки разбойничьей шайки, руководимой неким Пашкой, дезертиром и подлецом вполне отпетым. Это позволило властям выйти на обретающихся в тех же лесах сектантов-странников, веривших в пришествие в мир Антихриста и полагающих единственным верным путем к спасению побег из грешного мира. Побег этот осуществлялся вполне буквально: многие сотни крестьян убегали из своих домов, рвали паспорта (вместо них писались пародии — «духовные пашпорты») и уходили прочь из родных мест.

Крестьяне не столь решительные, чтобы самим пускаться наутек от Антихриста и вступать с ним в духовную перепалку, тем не менее охотно принимали беглых божьих людей. К каким только ухищрениям не прибегали укрыватели! Под видимыми селами крестьяне рыли невидимые города: туннели и ямы, потайные входы, которые располагались в укромных местах крестьянского дома. Так, например, у Пятницкого, подробно описавшего быт русских странников, находим такое описание сектантского схрона: «В чулане длиною 4 аршина 3 вершка и шириною 3 аршина — две двери, одна вела в сени, а другая — в избу; здесь было маленькое окно и лавка во всю стену длиною в 3 аршина (*Чуть больше 2 м. — Прим. редакции). Лавка эта приделана к полу и поднималась вместе с доскою пола, под которой вход в вырытую в земле и уходившую в огород яму <…> обложенную досками». Вход в укрытие мог располагаться не только под лавкой, но и в шкафу, и под печкой, и даже под супружеским ложем. Такие ямы могли быть разной величины: в одни с трудом помещался человек, в других могло собираться до нескольких десятков. Большие укрытия зачастую делались с выдумкой, даже со стенной росписью — при свете лучины было видно, как принимает патриарх Никон подсвечник от самого Зверя и как бегут от того Никона святые старцы. Путь к спасению от антихристовых властей мог пролегать не только под домом, но и над ним — крыши в раскольничьих селах могли располагаться таким образом, чтобы по ним можно было легко из села уйти.

Как видите, жизнь в XVIII–XIX веках была опасная.

======================================================================


Потерянное золото России

По историческим меркам Первая мировая война и последовавшее за ней падение трёх крупнейших мировых империй произошли относительно недавно. В распоряжении исследователей имеются множество официальных документов, воспоминаний непосредственных участников событий и свидетельств очевидцев. Многотонные собрания документов, что хранятся в государственных и частных архивах десятков стран позволяют, казалось бы, буквально по минутам восстановить ход событий в любой интересующей исследователя точке пространства и времени. Однако, несмотря на такое обилие источников, в истории тех лет до сих пор остаётся много загадок и тайн, которые не дают спокойно спать множеству историков, журналистов и писателей. Одной из таких исторических тайн является судьба так называемого «Золота Колчака», которое ищут уже давно и почти так же безуспешно, как золото Флинта, Моргана и капитана Кидда, Янтарную комнату или мифическое «золото Партии». Речь в данном случае идет о золотом запасе России, который, разумеется, Колчаку никогда не принадлежал и достался «омскому правителю» случайно, после того как 6 августа 1918 г. отряды белогвардейского генерала Каппеля и союзных ему чешских легионеров захватили его в подвалах Казанского банка. Именно в Казань в 1914-1915 г. г. были эвакуированы ценности из хранилищ Варшавы, Риги и Киева. А в 1917 г. эти запасы были пополнены золотом из Москвы и Петрограда. В результате в Казани оказались 40 000 пудов золота (около 640 тонн) и 30 000 пудов серебра (480 тонн) в слитках и монетах, драгоценная церковная утварь, исторические ценности, драгоценности царской семьи (154 предмета, среди которых ожерелье императрицы Александры Федоровны и усыпанная бриллиантами шпага наследника Алексея). В переводе на современные цены, только золота и серебра Колчак получил на 13,3 млрд. долларов. Стоимость исторических реликвий и ювелирных украшений никакому подсчёту не подлежит.

А.В.Колчак, который пришел к власти в зауральской части бывшей Российской империи 18 ноября 1918 г.Ситуация заключалась в том, что в решающие минуты, которые Стефан Цвейг назвал «звездными часами человечества», он оказался не на своем месте и не смог адекватно отреагировать на вызовы этого нелегкого времени. Колчак на момент прихода к власти уже был известным полярным путешественником и талантливым адмиралом, но, к сожалению, оказался абсолютно бездарным политиком и на редкость некомпетентным администратором. Это несоответствие принятой на себя роли его и погубило.
Вообще-то, приехавший из Америки Александр Колчак, в отличие от Корнилова, Деникина, Врангеля или Юденича оказался в весьма выигрышной ситуации. Он был известен и даже популярен в широких слоях российского населения как исследователь Арктики и герой Русско-Японской войны, не был замешан в коррупционных и политических скандалах, и его личность ни у кого не ассоциировалась с «мерзкими преступлениями старого режима». С большевиками в Сибири было покончено уже к 8 июня 1918 г. Дело в том, что как раз в это время через Транссиб во Францию эвакуировался 40-тысячный чехословацкий легионерский корпус. После попытки разоружения одного из легионерских эшелонов в Челябинске, руководство корпуса отдало приказ захватить все станции по пути следования и арестовать всех членов большевистских Советов. В результате в крупных городах к власти пришли весьма умеренные «правительства», «директории», «думы» и «комитеты», где эсеры и меньшевики мирно уживались с кадетами и октябристами и действовали в тесном контакте с социал-демократическими партиями и официальными представителями стран Антанты. С этими политиками вполне можно было иметь дело и договариваться. Транссиб теперь контролировался дисциплинированным и хорошо вооруженным чехословацким легионерским корпусом. В армии было много офицеров, готовых сражаться не за свергнутого Николая II, а за великую и неделимую Россию. Анархические банды, которые хозяйничали в глубинке, в основном на востоке страны, действовали разрозненно и серьезной военной силы не представляли. Если бы в армии Колчака нашелся человек с организаторскими способностями и харизмой Троцкого, всех местных Семёновых неминуемо ожидала бы судьба Щорса, Котовского, Григорьева и Махно: наиболее адекватные атаманы стали бы народными героями, а самые неуправляемые из них были бы уничтожены или вытеснены за кордон. Если советское правительство находилось в полной международной изоляции, и помощи ему ждать было неоткуда, то белогвардейские лидеры, признанным главой которых стал А.В.Колчак, на правах младших и неполноценных партнеров все же имели достаточно широкие контакты с союзниками по Антанте, которые, правда, помогали им больше на словах. Тем не менее, в 1918 г. в крупных портовых городах бывшей Российской империи высадились войска стран Антанты – всего около 220 000 солдат из 11 государств мира, причем 150 000 из них находились в Азиатской части России (одних японцев там было 75 000 человек). Армии интервентов вели себя достаточно пассивно, в военных действиях принимали участие неохотно и в боевой контакт с Красной Армией или партизанскими соединениями вступали только в непосредственной близости от мест своей дислокации. Но они выполняли охранительно-полицейские функции и оказывали белогвардейцам серьезную моральную поддержку. Внутриполитическая ситуация на подконтрольной Колчаку территории также была вполне благоприятной. Действовавшие в Европейской части России белогвардейские армии, которые даже союзники по Антанте порой иронично называли «бродячими армиями без государства», снискали всеобщую ненависть «реквизициями» и насильственными мобилизациями. Руководство «добровольцев» почему-то было уверено, что население городов и сел, оказавшихся на пути их следования, должно испытывать чувство глубокой благодарности за освобождение от тирании большевиков и на этом основании практически бесплатно снабжать своих освободителей всем необходимым. Освобождаемое население этих взглядов, мягко говоря, не разделяло. В результате, даже зажиточные крестьяне и буржуазия предпочитали прятать свои товары от белогвардейских интендантов и продавать их европейским коммерсантам. Так, в сентябре 1919 г. владельцы шахт Донбасса продали за рубеж несколько тысяч вагонов с углем, и лишь один вагон, скрепя сердце, передали Деникину. А в Курске деникинская кавалерия вместо двух тысяч запрошенных подков получила всего десять. В Сибири же все государственные структуры функционировали, население на первых порах было настроено вполне лояльно: чиновники продолжали исполнять свои функциональные обязанности, рабочие и ремесленники желали трудиться и получать справедливую зарплату, крестьяне готовы были торговать со всеми, у кого имелись деньги для покупки их продукции. Колчак, в распоряжении которого оказались практически неисчерпаемые ресурсы, не просто мог, а обязан был завоевать расположение мирного населения, самыми решительными мерами пресекая грабежи и мародерство. В таких условиях Наполеон Бонапарт или Бисмарк за два-три года навели бы порядок на подвластной им территории, восстановили целостность страны и провели все давно назревшие реформы и преобразования. Но Колчак не был ни Наполеоном, ни Бисмарком. Очень долгое время золото лежало мертвым грузом и не использовалось для достижения важнейших политических целей. Более того, даже элементарную ревизию попавшего в его руки Золотого запаса Колчак распорядился провести лишь через полгода – в мае 1919 г., когда он уже был слегка «пощипан» штабистами, алчными интендантами и охранявшими его чехами. Оставшиеся ценности были разделены на три части. Первая из них, состоящая из 722 ящиков золотых слитков и монет, была переправлена в тыловую Читу. Вторая часть, в которую вошли сокровища царской семьи, драгоценная церковная утварь, исторические и художественные реликвии хранилась в городе Тобольске. Третья часть, самая крупная, стоимостью более 650 млн. золотых рублей, осталась при Колчаке в его знаменитом «золотом поезде».

После ревизии доставшихся ему ценностей, Колчак принял решение использовать часть золота для закупки вооружения у «союзников» по Антанте. Огромные средства были выделены на закупки вооружения у «союзников» по Антанте. Ушлые в коммерческих вопросах союзнички своего шанса не упустили и лихо обвели омского диктатора вокруг пальца, обманув его не один, а целых три раза. Прежде всего, в качестве платы за признание Колчака верховным правителем России, они заставили его подтвердить законность отделения от России Польши (а вместе с ней – Западной Украины и Западной Белоруссии) и Финляндии. А решение вопроса об отделении от России Латвии, Эстонии, Кавказа и Закаспийской области Колчак был вынужден отдать на усмотрение арбитража Лиги Наций (нота от 26 мая 1919 г., подписанная Колчаком 12 июня 1919 г.). Этот позорный договор был ничем не лучше подписанного большевиками Брестского мира. Получив от Колчака фактически акт о капитуляции России и признании её побеждённой стороной, страны Антанты выразили готовность продавать ему абсолютно ненужное им устаревшее и предназначенное к утилизации вооружение. Однако, поскольку уверенности в устойчивости его правительства у них не было, и они опасались претензий со стороны победителей, Колчаку было заявлено, что его золото будет приниматься по цене ниже рыночной. Адмирал согласился и на это унизительное требование и к моменту его эвакуации из Омска (31 октября 1919 г.) Золотой запас сократился более чем на треть. Союзники же не только всячески затягивали поставки, но и самым беззастенчивым образом грабили излишне доверчивого «верховного правителя России». Французы, например, колчаковское золото, предназначенное для закупки аэропланов, конфисковали в счёт долга царского и Временного правительств. В результате союзники благополучно дождались падения Колчака, и оставшиеся неистраченными средства бесследно растворились в крупнейших банках Великобритании, Франции и США. Но европейцы и американцы выполнили хотя бы часть своих обязательств. Японцы же, которые в октябре-ноябре 1919 г. получили от Колчака золотые слитки на сумму эквивалентную 50 млн. иен и контракт для поставки вооружения на 45-тысячную армию, не сочли нужным прислать в Россию хотя бы одну винтовку или ящик с патронами. Позже представители японской администрации конфисковали 55 млн. иен, ввезенные в страну генералом Розановым, и золото, которое удалось вывезти в Маньчжурию генералу Петрову. Если верить цифрам, приведенным в отчетах национального банка Японии, золотой запас страны в это время увеличился более чем в 10 раз.
Другую часть расходов сибирского Временного правительства составили явно неуместные траты на разработку и выпуск в большом количестве сделанных из благородных сплавов и украшенных драгоценными камнями орденов «Освобождение Сибири» и «Возрождение России». Эти ордена так и остались невостребованными, более того, ни один их экземпляр не сохранился до нашего времени и известны они лишь в описаниях. Ещё свыше 4 млн. долл. были истрачены на заказ в США рублей нового образца. Изготовленные купюры были уложены в 2484 ящика, но доставить их в Россию до падения Колчака не успели. Несколько лет эти банкноты хранились на складе в США, а потом были сожжены, для чего, кстати, пришлось построить две специальные печи.
Единственной принесшей реальную пользу инвестицией оказался перевод 80 млн. золотых рублей на счета частных лиц, которые были избраны в качестве их хранителей и распорядителей. Некоторые из них оказались порядочными людьми, и, несмотря на определенные злоупотребления своим положением «меценатов» и «благодетелей», все же выделяли средства на расселение армии Врангеля в Сербии и Болгарии, поддержку русских школ, больниц, домов престарелых. Выплачивались также пособия «семьям героев Гражданской войны», правда, только весьма высокопоставленным: вдове адмирала Колчака – Софье Фёдоровне, генералу Деникину, который взял на воспитание детей генерала Корнилова, и некоторым другим.
722 ящика с золотом, отправленные Колчаком в Читу, достались атаману Семенову, но и этому авантюристу неправедно доставшееся богатство впрок не пошло. Часть золота была сразу же растащена его собственными есаулами, подъесаулами и просто рядовыми казаками, которым посчастливилось поучаствовать в захвате и грабеже номинально контролируемой войсками Колчака Читы. 176 ящиков были отправлены Семеновым в японские банки, откуда уже никогда не вернулись. Другая часть Семеновского золота досталась китайцам. 20 пудов в марте 1920 г. были задержаны на Харбинской таможне и конфискованы по распоряжению Чжан Цзо-Линя, генерал-губернатора трёх китайских провинций в Маньчжурии. Ещё 326 тысяч золотых рублей захватил в Хайлере генерал-губернатор Цицицкарской провинции У Цзы-Чен. Сам Семенов бежал в китайский порт Дальний на аэроплане, следовательно, взять с собой много золота не мог. У его подчиненных возможностей для транспортировки золота за границу было ещё меньше. Следовательно, определённая часть ценностей бесследно растворилось на бескрайних просторах Маньчжурии и Восточной Сибири, осталась «на родине» в кладах, отыскать следы которых вряд ли уже возможно.
Судьба Тобольской части Золотого запаса России оказалась более счастливой. 20 ноября 1933 г. благодаря помощи бывшей монахини Тобольского Ивановского монастыря Марфы Уженцевой были найдены драгоценности царской семьи. Согласно служебной записке полномочного представителя ОГПУ по Уралу Решетова «Об изъятии царских ценностей в г. Тобольске», адресованной Г.Ягоде, всего было обнаружено 154 предмета. В их числе бриллиантовая брошь весом около 100 карат, три головные шпильки бриллиантами в 44 и 36 карат, полумесяц с бриллиантами до 70 карат, диадема царских дочерей и царицы и многое другое.
Однако вернемся в 1919 г. За все в жизни приходится платить, очень скоро за свою некомпетентность и политическую несостоятельность пришлось расплачиваться и Колчаку. В то время как он перекладывал решение главнейших и волнующих каждого человека в стране проблем на новое Учредительное собрание, а доставшиеся ему богатства использовал неэффективно и практически впустую, красные обещали народу все и сразу. В результате Колчак лишился поддержки населения страны, а его собственные войска практически вышли из-под контроля. С запада неумолимо надвигалась победоносная Красная армия, весь восток был охвачен партизанским движением – к зиме 1919 г.г. численность «красных» и «зеленых» партизан превысила 140 000 человек. Незадачливый адмирал мог полагаться только на помощь союзников по Антанте и чехословацкий корпус. 7 ноября 1919 г. правительство Колчака начало эвакуацию из Омска. В литерном составе «Д» на восток были отправлены остававшиеся в распоряжении адмирала ценности. В эшелоне находились 28 вагонов с золотом и 12 вагонов с охраной. Приключения не заставили себя долго ждать. Утром 14 ноября у разъезда Кирзинский в «золотой эшелон» врезался поезд с охраной. Несколько вагонов с золотом были разбиты и разграблены. Еще через два дня около Новониколаевска (ныне Новосибирск) кто-то отсоединил от эшелона аж 38 вагонов с золотом и охраной, которые чуть было не рухнули в Обь. В Иркутске, куда двигались штаб Колчака и «золотой эшелон», к тому времени власть уже принадлежала эсеровскому Политцентру. Чехи, на которых так надеялся незадачливый «верховный правитель России», мечтали как можно скорее вернуться на родину и погибать вместе с обреченным адмиралом не собирались. Еще 11 ноября главнокомандующий корпусом генерал Сыровой отдал внутренний приказ, смысл которого можно передать короткой фразой: «Наши интересы превыше всего». Когда руководству легионеров стало известно, что партизаны готовы взорвать мосты восточнее Иркутска и тоннели на Кругобайкальской железной дороге, судьба Колчака была окончательно решена. Один раз партизаны уже «предупредили» чехов, взорвав 23 июля 1918 г. тоннель № 39 (Киркидайский), что привело к прекращению движения по Транссибу на 20 дней. Категорически не желавшие становиться сибиряками чехи оказались людьми понятливыми, и тратить дефицитную взрывчатку на еще один тоннель или мост не потребовалось. Официальному представителю союзных держав, генералу М.Жанену тоже очень хотелось вернуться домой – в прекрасную Францию. Поэтому он объявил Колчаку, что дальше тот будет следовать на Восток только как частное лицо. 8 января 1920 г. Колчак распустил последние остававшиеся верными ему части и отдал себя под охрану союзников и чешских легионеров. Но это решение не удовлетворяло ни одну из сторон. Поэтому 1 марта 1920 года в селе Кайтул командование чехословацкого легиона подписало соглашение с представителями Иркутского ревкома, согласно которому, в обмен на право свободного проезда на Восток по Транссибу, новой власти передавались Колчак и 18 вагонов, в которых находились 5143 ящика и 1578 мешков с золотом и другими драгоценностями. Вес оставшегося золота – 311 тонн, номинальная стоимость – около 408 млн. золотых рублей. Это значит, что при паническом отступлении Колчака из Омска пропали около 200 тонн золота стоимостью примерно 250 млн. золотых рублей. Предполагают, что доля чехословацких легионеров в грабеже адмиральского поезда составила свыше 40 млн. рублей золотом. Высказываются предположения, что именно привезенное из России «золото Колчака» стало основным капиталом так называемого «Легионбанка» и явилось мощным стимулом экономического развития Чехословакии в межвоенный период. Однако основная часть похищенного золота все же на совести «отечественных» воров. Одними из них были белогвардейские офицеры Богданов и Дранкевич, которые в 1920 году вместе с группой солдат украли около 200 кг золота из «адмиральского поезда». Основная часть добычи была спрятана в одной из заброшенных церквей на юго-восточном берегу Байкала. После этого события стали развиваться как в голливудском боевике и при отступлении в Китай грабители перестреляли друг друга. Единственным выжившим оказался В.Богданов, который впоследствии перебрался в США. В 1959 г. он сделал попытку вывезти золото через турецкую границу. В КГБ его приняли за шпиона, взяли под наблюдение и позволили свободное передвижение по стране. Каково же было удивление чекистов, когда в задержанной машине Богданова были обнаружены не секретные чертежи и не микропленка с фотографиями закрытых оборонных предприятий, а два центнера золота в слитках. Таким образом, неизвестной остается судьба еще около 160 тонн золота, перевозимого литерным составом «Д». Эти сокровища явно остались на территории России, более того, есть все основания предполагать, что находятся они неподалеку от Транссибирской железной дороги. Особенно популярна «байкальская» версия. В настоящее время существуют две гипотезы, согласно которым потерянное золото находится на его дне. Согласно первой, часть золотого запаса Российской империи попала в озеро в результате крушения железнодорожного состава на Кругобайкальской железной дороге в районе станции Маритуй. Сторонники другой утверждают, что зимой 1919-20-х годов один из отрядов Колчака в составе которого находился батальон черноморских матросов, пользовавшихся особым доверием адмирала, отступавший на восток, к Маньчжурии, имел при себе часть золотого запаса России. Основные дороги уже контролировались частями Красной армии и партизанами, поэтому было принято решение идти через замерзший Байкал пешком. Золотые монеты и слитки были розданы в заплечные мешки солдат и в повозки офицеров. Во время этого перехода большая часть людей замёрзла в пути, а весной, когда лёд растаял, трупы вместе с поклажей оказались на дне озера. Искать золото в Байкале пытались еще в 70-х годах ХХ века. Тогда на глубине около 1000 метров удалось обнаружить бутылку с золотым песком и золотой слиток. Однако принадлежность данных находок к «золоту Колчака» не доказана, так как отдельные старатели-золотодобытчики и даже небольшие купеческие обозы тонули в Байкале и раньше. Известно, например, что в 1866 г. в озере затонула часть купеческого обоза, который попытался пройти по ещё неокрепшему льду. Легенда гласит, что на затонувших повозках находились кожаные мешки с серебряными рублями. Скоро всем стало ясно, что если сокровища Колчака и находятся на байкальском дне, то разбросаны они на огромной территории крайне неравномерно, и к тому же, вероятно, оказались под слоем ила и водорослями. Предполагаемые затраты на подводные работы были настолько велики, а результат настолько непредсказуем, что от дальнейших поисков предпочли отказаться. Однако соблазн найти хотя бы часть пропавших ценностей очень велик, поэтому в 2008 г. поиски «золота Колчака» на дне Байкала были возобновлены. В том году начала свою работу научно-исследовательская экспедиция «"Миры" на Байкале» в ходе которой, в числе других целей, перед учёными была поставлена задача попытаться найти следы потерянного золота на дне великого озера. С конца июля и до начала сентября глубоководные батискафы совершили 52 погружения на дно Байкала, в результате были обнаружены нефтеносные породы, сейсмогенные грунты, а также неизвестные науке микроорганизмы. В 2009 г. состоялись новые погружения батискафов «Мир» (всего около 100), однако ничего утешительного до сих пор обнаружить не удалось.
Имеются также свидетельства о намерении Колчака отправить часть ценностей не железнодорожным, а речным путем. Предполагаемый маршрут выглядит следующим образом: из Омска по Оби, затем – через Обь-Енисейский канал, который хотя и не был достроен до конца, но являлся проходимым для судов, далее – по Енисею и Ангаре в Иркутск. По некоторым данным, пароход «Пермяк» сумел дойти до лишь села Сургут, где золотой груз выгрузили на берег и спрятали. Легенды утверждают, что место клада было помечено забетонированным в земле рельсом. Позже этот рельс, мешавший проведению земляных работ, якобы, срезали, и сейчас найти это место практически невозможно, что, впрочем, не смущает отдельных энтузиастов.
Свои легенды о «Золоте Колчака» имеются и в Приморском крае. Определённые основания для них имеются, ведь, помимо знаменитого «золотого эшелона», Колчак успел отправить во Владивосток 7 составов с драгоценностями. Оттуда золото отправлялось в США, Западную Европу и Японию в качестве платы за вооружение. Поскольку честностью чиновники Колчака не отличались, вполне возможно, что часть золота была ими украдена и припрятана «до лучших времён». С 20-х годов прошлого века среди населения ходят упорные слухи о том, что в одной из пещер в предгорье хребта Сихотэ-Алинь захоронено оружие и слитки золота, пропавшие со станции «Первая речка» во время Гражданской войны. По сообщениям РИА PrimaMedia, в 2009 г., экспедицией, организованной одной из туристических компаний Владивостока совместно Краеведческим научно-исследовательским институтом ДВГУ, были предприняты попытки проникнуть в одну из пещер, однако из-за многочисленных обвалов и оползней сделать это не удалось.
Утраченные ценности пытаются искать и в Казахстане. Одним из перспективных мест считается Петропавловск, где в сентябре 1919 г. некоторое время находился «золотой поезд» Колчака. Оттуда эшелон был направлен в Омск, где неожиданно выяснилось, что в некоторых вагонах вместо золота загружены оружие и боеприпасы. Высказываются предположения, что похищенное золото могло быть скрыто в братской могиле у так называемого Пятого лога, где были захоронены расстрелянные коммунисты, красноармейцы и сочувствующие им лица. Другим пунктом, привлекающим внимание местных кладоискателей, является североказахстанский поселок Айыртау, который Колчак с многочисленной свитой посетил зимой 1919 г. – за два месяца до своей гибели. Одну из окрестных сопок до сих пор называют Колчаковкой, или горой Колчака.
Однако все предпринимаемые до сих пор попытки успехом не увенчались, что даёт скептикам основания говорить о безнадежности дальнейших поисков. Оптимисты же по-прежнему уверены, что оставшееся на территории нашей страны золото царской России, подобно сокровищам гомеровской Трои, ждёт своего часа и своего Шлимана.

Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 8 Июл 2018, 22:57
Сообщение #93


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Взгляд Запада: каким видели советский спецназ в Афганистане

Советского спецназа на Западе очень боялись — и заслуженно. О наших бойцах писали в зарубежной прессе, рассказывали душманы. За Spetsnaz пристально следили за океаном. О подвигах бойцов в Афганистане ходило много легенд. Какие из них правда?

«Мы не боимся русских. Мы боимся их вертолётов»
С началом войны СССР в Афганистане на Запад просочились слухи о каком-то Spetsnaz — элитных советских частях с загадочно-страшной репутацией.

Если обычная советская армия, по рассказам афганских «борцов за свободу» (или душманов, будущих террористов), ничего особенного из себя не представляла (если не считать вертолётов и штурмовиков Су-25), то спецназ был совсем другим делом… Как в анекдоте: «А этим зверям вообще оружия не выдают».

Например, один моджахед (т. е. участник джихада) из провинции Нангархар рассказывал, как они в сентябре 1986 года мирно обстреливали с горы советские войска в долине. Но однажды ночью случилось «а нас-то за что?»: советские десантники тихо залезли на совершенно неприступную гору и устроили противнику сюрприз. По описанию самих боевиков, они бы на такую гору ни за что не влезли. А вот Spetsnaz…

Поэтому бойца этого самого Spetsnaz в западном кино и прессе представляли в виде двухметрового супермена-головореза, в одиночку вырезающего беззащитные деревни Афганистана или Африки. А то и крадущегося с полонием в старую добрую Англию, как в «Четвёртом протоколе» Форсайта.

Паранойя усиливалась благодаря советским перебежчикам и дезертирам, с радостью рассказывающим всякие ужасы. Например, Виктор Суворов (Резун) живописал, как бойцы спецподразделений при допросе пленных своими легендарными лопатками отрубают им половые органы. Или что советская армия только и ждёт войны, чтобы перейти на сторону НАТО.

Ну собственно о развитии в советской армии подразделений спецназначения запад знал уже в 60-х, а в 1970-х рассматривал их как серьёзную угрозу. Тем более, что опыт хоть и весьма ограниченного их применения за рубежом уже был. Афганистан дал масштаб.

Однако, к чести зарубежных учёных, помимо фантазёров были в их рядах и настоящие специалисты — Стивен Залога, Родрик Брейтвейт, Лестер Грау. Они тщательно собирали и проверяли реальную информацию с обеих сторон. И что же они раскопали?

Охотники за караванами
Отряды специального назначения применяли в Афганистане все кому не лень: ГРУ, КГБ («Каскад») и даже МВД («Кобальт»). Поэтому возникала неизбежная путаница, усугубляемая секретностью.

Основной задачей спецназа ГРУ было перекрыть в Афганистан пути поставок оружия и боеприпасов из-за границы. «Каскад» вёл разведку, уничтожал наиболее опасных вождей душманов, не ввязываясь в «большие» боевые действия. А «Кобальт» помогал местной контрразведке — ХАД — работать с лидерами бандформирований и местными вождями.

В 1985 году даже создали «группу войск специального назначения», состоявшую из двух бригад и множества отдельных подразделений — от батальона до взвода. В совокупности в эту группу вошло около трёх тысяч спецназовцев.

Сотрудники группы «А» КГБ СССР, 1980-е
Спецназ благодаря отбору кадров и усиленной подготовке переносил как сильную жару, так и не менее сильный холод или горную болезнь… Он устраивал засады и проводил сложнейшие операции. Внезапно душманы поняли: с ними воюет умелый и хорошо оснащённый противник с необычной тактикой.

Оружие с ночными прицелами и глушителями, радиоуправляемые минные поля наносили душманам огромные потери. Часто «борцы за свободу» даже не успевали понять, что их атакуют — люди просто падали мёртвые. 15-20 минут боя, и очередной отряд боевиков разгромлен. Причём нередко наши бойцы потерь не имели, хотя противник превосходил в численности вдвое‑втрое.

Трофеи — китайский пулемет «Тип 53» (копия советского ДПМ) и английская винтовка Ли-Энфилд, также известная как «Бур»
Опытный журналист Эдуард Жирарде, немало походивший по Афганистану, писал: «Войска спецназа действуют быстро, тихо и смертоносно. За один рейд в декабре (1985 года) они вырезали 82 и ранили 60 партизан».

В другой засаде мая 1987 года спецназовцы перебили караван из 187 душманов. А чуть раньше, 5 января 1987 года, группа специального назначения захватила первые «стингеры». Тогда боевые вертолёты Ми-24 на бреющем полёте нашли и атаковали группу мотоциклистов. А Ми-8 высадили десант за обратными скатами высот, отрезая отступление. На поле боя нашли три «стингера» — установки зенитных ракет, которые якобы изменили весь ход войны (хотя позже вышеупомянутый Брейтвейт обнаружил, что у такой версии нет доказательств).

Советский спецназ с первыми трофейными «Стингерами», 5 января 1987 года, район Джилавура
Необычные задачи для необычных войск
Спецназ в Афганистане мог получать солидную поддержку «традиционной» боевой техники или самостоятельно усиливать обычные войска.

Например, летом 1982 года 31-я группа спецназа лейтенанта Егиазарова (15 человек, два гранатомёта АГС-17, крупнокалиберный пулемёт ДШК и 82-мм миномёт «Поднос») получила задачу устроить наблюдательный пост в горах Панджшера. Чтобы душманы не могли незаметно подкрасться к афганским и советским позициям.

Хитрые бойцы помимо минных полей установили на подходе к посту малозаметное препятствие (МЗП) из проволоки, внешне напоминающее пружинный матрас. Нога угодившего в ловушку проходила внутрь, а вот обратно — уже нет.

МЗП и спасло спецназ от больших проблем, когда вскоре — во время обеда — отряд внезапно атаковали душманы. Первые наступающие застряли в проволоке, где их и перестреляли. Остальные отошли. В проволоке нашли четыре трупа.

Специалисты НАТО заинтересовались МЗП и написали, что неплохо бы и им иметь такую штуку.

20 марта 1986 года четыре разведгруппы спецназа, высадившись с вертолётов, отрезали душманам отступление из укрепрайона Хадигар. Каждая группа состояла из 16 человек с гранатомётом АГС-17, двумя пулемётами и одной снайперской винтовкой.

Спецназ прикрывал дивизион гаубиц Д-30, взвод зениток «Шилка», эскадрилья вертолётов Ми-24 и Ми-8, а также ещё одна — штурмовиков Су-25. Не считая двух батальонов мотопехоты, после трёх часов бомбёжек атаковавших базу боевиков в лоб.

Итог: убито 20 душманов, четыре пулемёта ДШК уничтожено, два захвачено, взяты боеприпасы и документы. Советские войска потерь не понесли. Однако, как советские, так и зарубежные аналитики при разборе боя подозревали, что большая часть душманов попросту успела сбежать.

Увы, без полноценного перекрытия границы все усилия спецназа походили на перенос воды решетом.

А увеличить «ограниченный контингент» ни одно советское правительство 80-х не решилось.

Спустя дюжину лет после вывода войск СССР из Афганистана история пошутила. Частям спецназа США и Британии пришлось воевать против тех самых людей, которых они же недавно учили убивать «шурави» (т. е. советских). Но это — тема другого рассказа.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 13 Июл 2018, 23:26
Сообщение #94


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я



Какие фамилии носят потомки Рюриковичей 

Рюриковичи — великокняжеский, а позднее царский род, ведущий свое начало от легендарного Рюрика. Их потомков можно определить по характерным фамилиям.

Судьба потомков Рюрика

Если верить летописным источникам, то общими предками всех Рюриковичей являются сам Рюрик и его жена Эфанда Урманская. Хорошо известны их сын Игорь, внук Святослав Игоревич и правнук Владимир Святославич.
После смерти Ярослава Мудрого в 1054 году большая часть Киевской Руси была разделена между тремя его старшими сыновьями. Изяслав получил Киев, Новгород и земли к западу от Днепра, Святослав — Чернигов и Муром, Всеволод — Переяславль и Ростово-Суздальскую землю. Соответственно, эти земли наследовали их потомки.
Впоследствии потомки Всеволода и его сына Владимира Мономаха смогли расширить свои владения за счет Волыни, Смоленска и Галича, а потомки Изяслава закрепились на Турово-Пинской земле. Один из младших Ярославичей, Вячеслав Ярославич, стал княжить в Смоленске, а Игорь Ярославич — на Волыни. Их потомков постепенно стали именовать по уделам, которыми они владели.
Откуда пошли разные ветви Рюриковичей?
Так, полоцкая линия ведется от князя Изяслава Владимировича, сына великого киевского князя Владимира Святославича и полоцкой княжны Рогнеды. К этой ветви относились князья Витебские, Друцкие, Изяславские, Минские и Полоцкие. Перемышльская ветвь ведет родословную от Ростислава Владимировича, внука Ярослава Мудрого. Правда, уже в 1199 году со смертью Владимира Ярославича, сына Ярослава Осмомысла, эта династия угасла, а на Галицкий престол вступил волынский князь Роман Великий. К Галицким князьям относятся: Бабичевы, Волынские, Друцкие, Друцкие-Соколинские, Заславские, Луцкие, Острожские, Путятины.
Турово-Пинская ветвь пошла от князя Изяслава Ярославича. С ней связаны несколько литовско-русских княжеских фамилий, большинство из которых угасли в XVI-XVII веках. Это Дольские, Капустины (Капусты), Головни-Острожецкие, Козеки, Ружинские, Звягольские, Велицкие. Более обосновано происхождение от Изяславичей Туровских князей Святополк-Четвертинских, Пинских, Слуцких, Степаньских, Городецких, Несвицких.
Чернигов в результате борьбы между потомками Ярослава Мудрого неоднократно переходил из рук в руки. В конце концов он все же достался Святославичам — сыновьям и внукам князя Святослава Ярославича. К черниговской ветви, кроме Черниговских, принадлежали князья Козельские, Горчаковы, Елецкие, Масальские, Литвиновы-Масальские, Селезневы-Елецкие, Огинские.
К владимиро-суздальской ветви относились Юрьевичи — потомки Юрия Долгорукого, сына Владимира Мономаха и правнука Ярослава Мудрого. От них позднее отпочковались и династии князей Ростовских, Белозерских, Ярославских, Суздальских, Тверских, Стародубских и, наконец, Московских.
Ростовская ветвь включает князей Бахтеяровых-Ростовских, Бритых-Ростовских, Буйносовых-Ростовских, Бычковых-Ростовских. К Белозерской принадлежат князья Андомские, Белосельские-Белозерские, Ухтомские, Шелешпанские. Потомки суздальской ветви — Нижегородские, Ногтевы-Суздальские, Скопины-Шуйские, Шуйские. Московская ветвь — это князья Боровские, Верейские, Волоцкие, Галицкие, Можайские, Углицкие и Шемякины. К тверской ветви относят князей Дорогобужских, Кашинских, Микулинских, Телятевских, Холмских и Чернятинских. Стародубская ветвь — это князья Гагарины, Пожарские, Ромодановские, Тулуповы и Хилковы.
Рязанская ветвь ведет свое начало от князя Ярослава Святославича, который в 1127 году был изгнан из Чернигова племянником Всеволодом Ольговичем, но при этом сохранил Муром, Рязань и Пронск. Так он стал родоначальником династии, представители которой носили фамилии Рязанские, Муромские и Пронские.
От Ростислава Смоленского, одного из сыновей Мстислава Великого, внука Владимира Мономаха, произошли представители смоленской ветви — князья Вяземские, Дашковы, Козловские, Кропоткины, Порховские. Около 1260 года один из князей Смоленских Федор Черный получил в удел через жену Ярославское княжество. Так выделилась ярославская ветвь, к которой принадлежали князья Бельские, Давыдовы-Засекины, Деевы, Засекины, Курбские, Львовы, Прозоровские, Романовские, Троекуровы, Шаховские, Щетинины.
Звенигородская ветвь включает князей Барятинских, Звенигородских, Ноздроватых, Рюминых-Звенигородских, Токмаковых. Новосильская ветвь — князей Белевских, Воротынских, Одоевских. Тарусская — Волконских, Конинских, Спажских, Мезецких. К Оболенской ветви относятся князья Долгоруковы, Кашины, Оболенские, Репнины, Щербатовы.

Какие дворянские фамилии

Помимо княжеских от Рюриковичей еще предположительно происходят и некоторые дворянские фамилии, утратившие княжеский титул.
Так, от князей Черниговских, возможно, произошли Сатины, Бунаковы; от Смоленских — Всеволожские, Даниловы, Дмитриевы-Мамоновы, Еропкины, Заболоцкие, Мусоргские, Резановы, Ржевские, Скрябины, Татищевы; от Галицких — Березины, Ивины, Ляпуновы; от Белозерских — Курцовы, Фуниковы; от Ростовских — Бычковы; от Рязанских — Лыковы, Жулебины, Булгаковы, Денисьевы, Измайловы, Замятины, Вельяминовы.


Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение 15 Июл 2018, 23:52
Сообщение #95


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Об отряде спецназовцев под названием «Зенит»

Сегодня мы расскажем вам о деятельности отряда спецназа КГБ СССР «Зенит». Всего его существование продлилось чуть больше шести месяцев. Но за 4 месяца пребывания в Афганистане бойцы «Зенита» смогли осуществить несколько операций, которые были очень значимы и поэтому остались в историю отечественного спецназа.

По завершении 1970-х во главе правительства в Афганистане встал Нур Мохаммад Тараки. Нашим представителям в этой стране нужно было боевое подразделение, которое было бы невелико, но очень боеспособно, и чтобы в него обязательно входили контрразведчики.
По этой причине создали специальный военный отряд под названием «Зенит», в который вошли офицеры спецрезерва КГБ, особым образом подготовленные. В июле 1979 года сорок бойцов «Зенита» приехали в столицу Афганистана.
Однако осенью власть в Афганистане поменялась – страну возглавил Хафизулла Амин, резко настроенный оппозиционер. Всех приверженцев Тараки он снял с их высоких постов, как и его самого. Трое уволенных министров оказались в опасной для них ситуации, так как Амин планировал их казнить.

Офицеры из «Зенита» осуществили сложную операцию по перевозке опальных афганских министров на территорию Советского Союза. Сначала политиков доставили в советское посольство на дипломатическом автомобиле, укрыв их в багажнике. Потом их одели в обмундирование спецназовцев и перевезли на одну из баз «Зенита», ужесточив там охрану. Однако вскоре советские бойцы заметили, что разведчики Амина следят за этой военной базой и за ее офицерами в городе ведется наружное наблюдение.

Через пару дней в городе Баграме, который находился под контролем советских войск, приземлился военный транспортный самолет из СССР. На нем прибыли новые спецназовцы (на смену «Зениту»). Также в самолете стояли большие оружейные ящики, приспособленные для тайной перевозки людей. Там лежали матрасы, в крышках были специальные дыры для вентиляции. План был в следующем – министров собирались вывезти из Кабула среди багажа отбывающих в отпуск бойцов «Зенита». Первым ехал автобус с «зенитовцами» в гражданской одежде, позади – грузовик с их вещами. Под тентом на грузовике укрывались вооруженные бойцы, которым было приказано охранять важные посылки от посягательств любой ценой.

Однако скоро стало очевидно, что за советской колонной следят контрразведчики Амина. На выезде из Кабула на КПП две наших машины остановили афганские солдаты и собрались проверить груз. Старший из афганских военных заглянул под тент, но ему тут же приставили ко лбу автомат, а спецназовец показал афганцу кулак и показал знак «Молчи!». Контролер все правильно понял, спрыгнул с машины и приказал ее пропустить. А через некоторое время отстали и контрразведчики.

Далее, до Баграма, ехали без приключений, на самолете политиков спокойно перевезли в Ташкент.

Примерно тогда же, осенью 1979 года, в «Зенит» из СССР прислали пополнение. Тем временем ситуация в Афганистане накалялась. Бывшего правителя Тараки Амин приказал убить. То, что новый руководитель был ярым диктатором, и то, что он явно собирался близко сотрудничать с США, вынудило лидеров СССР принять решение об уничтожении Амина. Поручили это спецназовцам «Зенита».

«Зенит» разделили на группы, у каждой из которых была своя цель – захватить или разладить функционирование в разных важных объектах в Кабуле. Было этих объектов 9 – резиденцию правителя, Тадж-Бек (дворец президента), Царандой (аналог МВД), Генеральный штаб, КАМ (местное КГБ). Помимо этого, «Зенит» нацеливался еще на телерадиоцентр и телеграф, почту, тюрьму и систему связи «Колодец».

Действия запланировали на 27 декабря. Перед этим из Советского Союза для подмоги «Зениту» приехали двадцать пять бойцов отряда «Гром». Вместе всех было около 170 человек. С 15 декабря все тщательно готовились к этой крупной операции. В осаде дворца должны были принять участие пятьдесят пять спецназовцев и более трехсот солдат «мусульманского» батальона и рота ВДВ. А резиденцию защищали две тысячи солдат национальной гвардии и одиннадцать танков. …

Три БТРа с советскими спецназовцами двинулись на штурм дворца, в них в это время били из пулеметов. Один бронетранспортер подбили, второй тоже вскоре вывели из строя, а третья боевая машина пробилась к резиденции, и спецназовцы приступили к поставленной задаче. Советские «шилки» прикрывали действия своих штурмовиков. Тут ко дворцу подошли бойцы «Грома», обошедшие резиденцию по горной дороге. Все вместе бойцы ворвались во дворец, поднялись выше, и на втором этаже нашли уже бездыханного Амина.

Сражение за дворец шло сорок пять минут, пять офицеров спецназа убили, в том числе и руководителя операции полковника Г.И.Бояринова. Также погибшие были среди бойцов ВДВ и «мусульманского» батальона. При захвате других 8 объектов был только один убитый «зенитовец» — это произошло при сражении за помещение Царандоя (аналога МВД).

Через недолгое время после этих военных мероприятий отряд специального назначения «Зенит» расформировали. Почти все его офицеры перешли в другой известный отряд спецназа КГБ — «Вымпел».
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения
vavaster
сообщение Вчера, 20:46
Сообщение #96


Group Icon

Группа: Ветераны
Сообщений: 1 435
Регистрация: 7 Янв 2008
Из: Москва
Благодарностей: 534
Моё имя: Я




Тяжелая история шоссе Энтузиастов

Шоссе Энтузиастов хорошо известно москвичам и гостям столицы, однако мало кто знает печальную историю этой старой дороги.

Это – начальная часть пути, ведущего из столицы во Владимир. Раньше дорога называлась Владимирским трактом. В летописях она упоминается с начала XV века, а в народе получила прозвище Владимирка. Владимир был первым большим городом на этой скорбной дороге разного рода заключенных, путь большинства из них лежал в Сибирь.

Первоначально по Владимирской дороге в Измайловскую вотчину царей везли продовольствие, лен, полотно, но в начале XVII века роль дороги, которая прямехонько вела в Сибирь на каторгу, меняется.

По дорожке большой, что на север идет,
Что Владимиркой древле зовется,
Цвет России идет, кандалами звенит,
И «Дубинушка» громко поется.

Это на других дорогах «однозвучно звенел колокольчик», а по этой, гремя кандалами, шли в Сибирь тысячи людей. Среди них были и участники крестьянских восстаний, и декабристы, и другие не любившие самодержавие "энтузиасты" или наказанные правосудием за уголовные преступления.

"Энтузиастов" было очень даже немало. В списках Тюменского приказа о ссыльных с 1853 по 1862 год числилось 101 238 человек, с 1863 по 1872 год – 146 380, а в 1890-м – уже 260 000 человек.

Дорога «работала» круглогодично. Антон Павлович Чехов писал о Владимирке: «В весеннюю распутицу сотни и тысячи пар ног тяжело ступали по этой горестной безнадежной дороге…».

Многие арестанты считали, что путь этот был тяжелее самой каторги. По установленным сверху нормам каторжники должны были проходить в месяц 500 верст. До Нерчинской крепости двигались от полутора до двух лет, и самое печальное, что время в пути в общий зачет срока не шло. В народе говорили: «Стонет Владимирка, плачет Владимирка, терпит Владимирка…»

Только в конце XIX века иссяк поток заключенных на этой дороге. Арестантов на другой конец страны стали возить по Транссибирской магистрали поездами. Значение свое Владимирка утратила, но еще долго в народе жили страшные истории о ней.

Большевики по инициативе первого в истории страны наркома просвещения Анатолия Луначарского переименовали часть Владимирского тракта в шоссе Энтузиастов в память о тех революционерах, которым суждено было пройти этой дорогой в ссылку.

Название прижилось и сохранилось до наших дней. Сегодня это одна из крупнейших московских магистралей.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

5 страниц V « < 3 4 5
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 22 Июл 2018 - 17:30